Польские куклы в народных костюмах 45 (скан, перевод)

№45 Куклы в народных польских костюмах. Лясовичка

№45 Куклы в народных польских костюмах. Лясовичка.

Скан от Nataly, перевод - от Натальи (Natalya Pale).

Lasowiaczka - Лясовичка. Субэтническая группа, проживающая в Подкарпатском воеводстве, в районе Кольбушовы. Там же находится музей под открытым небом, где как раз представлена культура двух групп - лясовиков и жешовяков.


О коллекции - куклы в польских костюмах.

Описание костюма куклы здесь (44 и 45 номера).

В основном вся одежда была из неокрашенного льна и конопли, иногда ткань была отбеленной. Характерными цветами вышивки были белый, черный и красный.






Женщины носили рубашки, юбки, фартуки, разноцветные пальто и жилеты преимущественно синего и черного цветов.

Ежегодные обряды лясовиков

Ритуалы лясовиков сохраняют много старых верований и магии. Они связаны с призывом благополучия в жизни, которая зависела от леса и сил природы.

Жители считали, что вся новогодняя сила сконцентрирована в день 13 декабря, в короткую ночь, которая приходится по церковному календарю на день святой Люсии. С 13 числа и до Рождества предсказывали погоду на ближайшие месяцы, а так же ставили в воду вишневые веточки, если ветка зеленела и распускалась, то предсказывали процветание и хороший урожай на будущий год. Особое значение в рамках подготовки к Рождеству имел Сочельник. Если первым гостем в доме был маленький мальчик, то это предвещало благополучие, если приходила женщина, то год предвещал быть плохим. Пост, которые соблюдали лясовики перед Рождественским ужином, называли здесь «постником».

Хозяйка готовила 12 блюд, а хозяин устанавливал в каждом углу комнаты сноп сена или ржи. Один из обычаев Сокольника назывался биение «kop» (не могу нигде найти, что это за слово), заключался он в том, что под потолок подбрасывали пучки соломы, и по тому сколько ее застряло в трещинах считали сколько зерна будет в следующем году. Пережитком прошлого является обычай звать волка на ужин. Для волка пели рождественский гимн и устанавливали на уровне окна миску с едой: «Волк, волк, приходи есть горох, но не приходи ко мне в дом в этом году». Это должно было защитить домашний скот от хищников. За Рождеством был семейный праздник во время, которого нельзя было делать какую либо работу по дому. В день святого Стефана посещали соседей, а молодежь гуляла по деревне. Долгое время здесь ходили с настоящей лошадью, но после второй мировой войны ее заменили деревянной лошадкой. За новогодние поздравления хозяйки подавали так называемые «scodraki» - круглые или изогнутые булочки, которые пекли из пшеничной муки и крупы (с капустой, сыром или свеклой) в канун нового года.

Пущинская Пасха

Особое значение в ритуале играла Страстная неделя, символом праздника была пальмовая ветвь, которую здесь делали из длинных ивовых прутьев. После возвращения из церкви лясовики смачивали ее святой водой и затем окропляли скот, дом и все хозяйство. В еду добавляли ивовую кору, для избавления от боли в горле, а сами ивовые ветви должны были защитить дом от молний и пожаров. Перед велики четвергом начиналась большая генеральная уборка, белили стены, сметали паутину. В это время не разрешалось шуметь и уходить далеко от дома, считалось, что в ночь с четверга на пятницу над деревней кружат ведьмы и забирают дойных коров. В Страстную пятницу в силу вступал полный запрет на работы в поле, так как это привело бы к заболеваниям среди крупного рогатого скота. Еще одним магическим обрядом было купание в проруби, обязательно до рассвета, пока еще птицы не начали петь. Нельзя было брать с собой киянку, чтобы не привлечь грозы.

В великую субботу отец жег терновник, а его угли рассыпал по полю, чтобы был хороший урожай, часть углей бросал в колодец, чтоб в воде не заводились черви. В пасхальное воскресенье все время проводили в доме, а в понедельник традиционно обливали друг друга водой на удачу. Родители обливали детей с пожеланиями расти большими и здоровыми. От Страстной пятницы до пасхального воскресенья в церквях зажигали огни (здесь их называли Турками), обычно это делали мальчики, одетые в специальную форму. Первое упоминание о Турках в Сандомежской пуще было еще во времена правления Августа III в работах Енджея Китовича Opis obyczajów i zwyczajów za panowania Augusta III (середина 19 века).

Основные привычки

На праздник Успения Богоматери (15 августа) верующие приходили в церковь с букетами из злаков, цветов и травы. Эти веточки имели магическую силу, их дым защищал от колдовства, а если веточки разминали и клали в воду для купания, то она давала здоровье. Если такую веточку помещали под крышу дома, то она охраняла от молнии. Кроме того 15 августа в церковь приносили венки из урожая, а так же приходили празднично одетые подружки невесты и сваты.

После церемонии сбора урожая хозяин оставлял несколько стеблей зерновых для мышей, чтобы те потом не трогали зерно в амбаре. В деревнях, которые были расположены вдоль Сана, был еще обычай вязать из овса сноп и украшать его полевыми цветами. Его нес один из работников, после в благодарность хозяин приглашал всех для отдыха и развлечений, а так же платил деньги.

Жизнь в пущинских деревнях

Подворья лясовиков можно увидеть в Музее народной культуры в Кольбушове, который существует с 70-ых годов 20 века. Экспозиции представляют собой интерьер, включая имущество семейных пар, костюмы, фаянс, скульптуры, хромолитографии, мебель и посуду.

Название «лясовики» стали использовать в публикациях в девятнадцатом веке, они были определены как некое сообщество, которое возникло путем ассимиляции различных этнических групп, населяющих с 14 века площадь Сандомежской пущи. Среди них были крестьяне из Мазовии и Малой Польши, сосланные в заключение татары и шведы, литовцы и русины, валахи и немцы. Первоначально поселения развивались благодаря беглым крестьянам, которым надоело крепостное право, позже здесь стали селиться военнопленные.

Эти земли не были враждебными по отношению к новичкам, возможно из - за густых лесов, многочисленных болот, рек, которые по несколько раз в год меняли свои русла, бесплодных земель и плохой возможности связаться с остальной частью страны. Несмотря на трудности, здесь стали появляться поселения, сперва в плодородных долинах Вислы и Сана, со временем они углублялись пустынные земли Кольбушова. Некоторые селились в самом сердце леса и жили только за счет природному богатству лесов и рек, так как были полностью отрезаны от мира.

Здесь развивались охота, пчеловодство, добыча руды, угля и смолы, появлялись хорошие бондари и столяры, а так же гончары (центрами считаются Медыня - Глоговска и Лазик Ганчарски). Со временем площадь лесов сократилась, и увеличилась область сельскохозяйственных угодий, началось время развития животноводства и сельского хозяйства.

На фото гончар из Лазика

В доме и во дворе

Все хозяйства в деревнях были разбросан неравномерно, в зависимости от благополучия семьи двор мог состоять из 2 - 4 зданий (дом, сарай, свинарник, амбар). Дверь в доме размещали таким образом, чтобы вход получался со двора, а не с улицы. Хлев раньше состоял из одной большой комнаты, заем его стали разделять на 2 части, отдельно для рогатого скота и отдельно для свиней. Амбары были небольшими, редко с дополнительными пристройками для хранения инструмента. Овощи и фрукты хранились в основном погребе – специальной яме с люком. Воду набирали из колодца. Заборы ставили из ивовых прутьев, реже из березовых досок.

Дома были кирпичными или деревянными (в большинстве). В старых домах крыши делали шатровой формы и покрывали соломой, в межвоенный период стали популярны крыши крытые черепицей. Внутри дома были устроены примерно одинаково, прихожая по центру, жилая комната с одной стороны и кухня с другой. Но под влиянием немецких поселенцев расположение комнат со временем изменилось, к кухне добавили коптильню, к дому пристроили веранду, которая напоминала небольшой карман перед входом в дом.

Пауки, миры и выцинанки

В каждом доме была кухня с печью и дымоходом, которую потом заменили печи с чугунной плитой, куда можно было ставить горшки для приготовления пищи. За стеной от печи обычно была ниша, в которой размещалась кровать (или детская кроватка), здесь спали хозяева. Дети и старики спали на печи, молодежь на лавках, которые стояли напротив печи. Вокруг стола садились только по праздникам (например, за рождественским ужином), в остальное время ели на тех же скамейках.

Одежду для повседневной носки держали на полках и в деревянных ящиках. С другой стороны были полки для горшков, кувшинов, мисок и других кухонных принадлежностей. Большие формы (например, для выпечки тортов) хранили в коридоре. Только в богатых домах блюда хранились в покупных шкафах.

На стенах висели деревянные или металлические кресты, изображения святых, около входа кропильница. Особенно были популярны изображения Богородицы 16 века из Лежайска. Их размещали напротив входа под углом ( т.е. стены касался только низ иконы), украшали лапником или бумажными цветами.

Сама церковь в Лежайске

Под потолок подвешивали паука из шерстяных шариков, иногда миры – шарики из нескольких цветных дисков или пластин. После появления в домах елки пуки и миры быстро исчезли. До Первой мировой войны было модным украшать окна и шкафы выцинанками с геометрическими мотивами, реже с узорами в виде растений. После в домах стали развешивать гобелены и ковры. В Сандомежской пуще было много центров, которые делали эти украшения интерьера: Махув вблизи Тарнобжега, Пшедбуж возле Кольбушова. На коврах изображали ландшафтные сцены с птицами (утками, лебедями, аистами), лесных животных (оленей, кабанов) и сцены охоты.

На небольших полотнах изображали святых, например, Богоматерь с венком из цветов или ангела - хранителя. Изображения на холсте всегда были схематичны и цветовая палитра была достаточно бедной. В межвоенный период у лясовиков стали популярны украшения в виде конусов из бумаги, на которых крепилась голова оленя или зайца, белки или птицы, затем склеивались между собой в сцену, для этого брали несколько слоев бумаги, чтобы придать нужную жесткость. Лишнюю бумагу срезали, оставляя нужный контур.

Плоты (Флисаки) в Улянуве
Плоты строили в городах и деревнях, стоящих над реками. Самым известным был Улянув, находящийся на слиянии рек Сан и Танев (Танев – это как раз правый приток Сана). Сейчас Улянув – это польская столица рафтинга.

У плотогонов были свои обычаи и словарный запас, свое место на плоту и репертуар песен. Уже в семнадцатом веке были сформированы профессиональные группы плотогонов, которым дал привилегии сам король Владислав IV. Во главе экипажа стоял ретман, который командывал плотогонами и все зависело от его способностей к сплаву по горным рекам. Он должен был демонстрировать не только лидерские навыки, но, прежде всего, опыт и знания, чтобы успешно заниматься перевозками грузов по всем маршрутам. Перевозили в основном зерно, ткани, сетки, шкуры животных, шерсть, воск и мед, сушеные и свежие фрукты, деготь, керамику и дерево. Весенние флисаки состояли из деревянного каркаса, к которому крепились листы, затем все сшивалось досками и стягивалось канатами. Они были длиной до 170 метров и в ширину около 5 метров. Управление плотом было трудным, для этого использовали длинные деревянные весла (дрыгавки). После начала работ плоты редко возвращали на землю, и день и ночь проводили в специальных небольших строениях на плоту. Сплавлялись только в дневное время. Все должны были придерживаться графика и заботиться о порядке. С плота ловили рыбу и здесь же готовили. Ночью возле груза ночевали охранник и.т. к. Было много случаев мародерства.

Самым популярным был маршрут в Гданьск, но он занимал несколько недель разлуки с семьей (плюс две недели обратно из Гданьска в Улянув). После того, как были построены железные дороги и возведены плотины, этот бизнес перестал быть прибыльным. Но с 60-х годов 20 века, когда уровень Вислы был поднят с помощью плотины в Влоцлавеке, здесь стали практиковать спортивный рафтинг. В 1991 году был создан улянувский клуб любителей рафтинга под покровительством святой Барбары. Его основная задача поддерживать традиции по строительству флисаков и их сплаву.

Еще несколько фото этой местности

Гончар

Polskie Stroje (Польские Костюмы) №45

  • Какая церковь красивая! Большое спасибо, Natalya!

    helen
  • Helen, там много всего красивого, но в журналах по большей части умалчивают ((я тут пробежалась по выпускам, текст почти один в один совпадает с местной википедией или страничками гми н.т. е. Издательство и там особо не напрягается

    Natalya Pale
  • Natalya Pale, перевод подключила в статью. Точнее, это гораздо шире, чем перевод - в журналах, смотрю, и с картинками бедновато, и текста как-то не очень много.
    В кукол они там вкладывались, а в журналы, похоже, что не очень. Вам спасибо - читать и фото рассматривать интересно!

    admin