№8 Куклы в народных польских костюмах - Кшчоновянка (скан журнала + перевод)

POLSKIE STROJE LUDOWE
№ 8 Krzczonowianka

№ 8 - Кшчонув, это Люблинское воеводство, восток Польши, очень древнее поселение, сейчас имеющее этнографическое значение, поскольку лучше других сохранило свой костюм, а произошло это потому, что в средние века поселение имело статус королевской деревни, то есть подчинялось напрямую королю, жители были богаты, а восходит это название к чешскому слову весна, поселение, возможно, появилось во время правления королей чешской династии Пшемысловичей.

В статье - скан журнала от Nataly.

Статья о коллекции здесь - польские костюмы, описание кукол серии от bobcat с 1 по 10 здесь.



Также в статье - ПЕРЕВОД ЖУРНАЛА НА РУССКИЙ ЯЗЫК от natalya.pale.

Весенние обряды

С Великим Постом и Пасхой связано много народных весенних обрядов. Кроме того, в деревнях в районе Люблина это и окрашенные пасхальные яйца, украшенные зелеными ветвями дома, и, конечно, гадания.

В Люблинском воеводстве с Пасхой было связано множество верований в то, что можно делать, а чего в это время делать нельзя. Например, освященной скорлупой (той, что осталась от писанок) посыпали углы в комнатах, для защиты дома от червей, так же защищали зерно от мышей, поля от сорняков, а овощи от вредителей. Чтобы коровы давали много молока, к ним в сарай так же приносили освященные яйца. Чтобы вода всегда была чистой, рассыпали освященную соль. Собакам давали в этот день кости, чтобы уберечь от бешенства. Считалось, что если мыши попробуют пасхальную пищу, то их зубы станут длиннее.

Спать в Рождественское воскресенье не разрешалось, потому что иначе голова будет болеть в течение года или на юге вырастет много сорняков. Домохозяйки не разрешали кричать в тот день домашней птице, чтобы не утомлять соседей. На второй день Пасхи было принято поливать всех водой, как и во всей Польши. В пасхальный понедельник ребята из всей деревни шли от хижины к хижине, поздравляли и попросили яйца, если была девочка в комнате, то облили водой. Собранные яйца они выменивали на пироги, колбасы и сладости.

Весенние веточки

День Святого Георгия (23 апреля), покровителя земледельцев, скотоводов и пастухов, хозяева праздновали на своих полях. Каждый фермер брал с собой ржаной хлеб (или пирог) и бутылку водки. На окраине хозяйки ждали соседей с закусками. Пирог хозяин клал на скатерть, призывая силы, которые могли обеспечить плодородие. Затем его переносили на другое поле и т.д. После пирог делили на всех и съедали.

В этот день обычно в первый раз гнали скот на пастбище. Хозяйки окропляли коров святой водой и хлопали пасхальными ветками. Пастухи украшали крупный рогатый скот зелеными ветвями или венками из цветов, чтобы защитить стадо от злых сил и чтоб коровы давали много молока.

В деревнях близ Люблина, Казимеж-Дольны и Ополе-Любельске, чтобы защитить коров от колдовства использовали березовые веточки (или бересту) и соцветия липы. Вечером, после загона крупного рогатого скота домой, пастухи получали от хозяина деньги, а от хозяйки блины и пельмени. Девушки в этот святой день плели венки из полевых цветов, которыми украшали придорожные часовни и кресты. Накануне дня Святого Иоанна, 23 июня (у нас это Иван Купала) девочки и женщины собирали травы и ветви деревьев, чтобы украсить ими стены домов. Считается, что ветки орешника, размещенные в четырех углах крыши, защищают дом от грома и бури. В этот день женщины связывали лук и чеснок. Кроме того в этот день гадали, незамужние девушки клали под подушку собранные травы, а поутру их пересчитывали, если набиралось двенадцать разных, то в этом году ждали замужества. Наиболее важную роль играл огонь, это пошло еще из  языческих верований. Сначала нужно было потушить весь огонь в деревне, и только от нового пламени, которое разжигали возле воды или в горах, использовали жар, чтобы принести огонь в свои дома. В этот день была власть огня, и чтобы защитить скот от болезней часто окуривали стадо, или посыпали золой, в некоторых районах стадо прогоняли между кострами.

Кшчоновские писанки

В Кшчонуве яйца расписывали с незапамятных времен и хранили до самой Пятидесятницы, чтобы защитить дом от стихийных бедствий. С девятнадцатого века, они постепенно утратили магическое значение, и стали подарком, который давали своим крестникам крестные родители, а хозяева гостям. Во время Пасхи девушки одаривали юношей яйцами, и по их количеству можно было судить о привлекательности парня, например, если он получал от одной девушки более 60 яиц - это было свидетельством ее огненных чувств. Узоры на яйцах наносили применяя  технику батики, на яйцо растопленным воском с помощью пера наносили надписи письма Богу и узоры. Затем опускали в натуральную краску, например, зеленый цвет получали из молодой ржи, коричневый из шелухи луковицы, желтые с помощью дубовой коры. Композиции на поверхности  яйца представляли собой горизонтальной линии или меридиональные (вертикальные линии).

В Кшчонуве известной создательницей яиц была Антонина Коханик. Она мастерски рисовала завитки, елочки, кресты, точки, морозные узоры и т.д.. В 1957 году она получила награду за свои пасхальные яйца на выставке в Швейцарии.

Дома и домики

Повседневная жизнь в стране была неразрывно связана с работой, что позволяло принять наследие и продолжить традиции. Люблинские деревни занимались типичным сельским хозяйством, скотоводством, использовали дары лесов и рек. За эти годы появились специалисты, которые работали в близлежащих городах:  мельники, столяры, плотники, гончары, кузнецы.

Народная архитектура в районе Люблина чрезвычайно разнообразна. Появление различных форм зависело от многих факторов: географического расположения и рельефа местности (например, холмы, леса, долины), этнического состава населения (например, русские поселенцы, немецкие и голландские), административного деления (расположение в зависимости от основных маршрутов торговли). Здания были сделаны из дерева, покрыты соломой или камышом, крыши так же покрывали  тремя рядами черепицы или дранки. Дома из кирпича в Люблине появились гораздо позже, так как он стоил намного дороже дерева. Первоначально коттеджами называли небольшие домики из нескольких комнат, разделенных нишей. Если дом состоял из одной комнаты, то его называли халупой. Старые дома крепостных состояли только из комнаты и коридора. После отмены крепостного права дома крестьян стали расти. В течение 19 века к домам начали делать широкие и узкие пристройки, самые богатые фермеры строили аркады (арки, которые опирались на столбы). Со временем, как показатель социального статуса и богатства, в хижинах появились деревянные полы.

Тем не менее, в девятнадцатом веке предпочтение отдавали компактности конструкции здания. Дом и хозяйственные постройки располагались в одном месте, иногда они были пристроены к дому, это позволяло защитить дом от воров, но с другой стороны они были более уязвимы в случае пожара. В Люблине довольно часто дома объединяли с конюшней и сараем, при этом все строение имело форму подковы, хотя чаще строили по типу пера, с несколькими входами.

Магия народного строительства

В Люблинском воеводстве было много суеверий и обычаев, связанных со строительством, которые должны были обеспечить будущих жителей здоровьем, благосостоянием и безопасностью. Никогда дома не возводили на старой дороге, шоссе и луге. Дома, построенные на перекрестках, были открыты для зла. При выборе дерева на дом избегали тех досок, которые имели продольные узлы. Не подходит для строительства и то дерево, которое может вызвать головную боль. Строительство начинали только в субботу или в среду, или на полную луну, и работа должна была быть сделана в хорошую погоду. В углах закладывали травы и щепотки соли, крошки хлеба и деньги. По завершении все окропляли святой водой. Хороших людей это защищало от злых духов и приносило им удачу. К стропилам прибивали гирлянды из цветов и веток (метелку). Первый день в новом доме также имел магическое значение, первыми было принято запускать в комнату домашних животных: петуха, кота или кролика, иногда бросали кусок железа, считалось, что он поглощает силы зла. Затем входили хозяева, неся хлеб и иконы, следом шли приглашенные гости, переступая через порог.

Вокруг печи и в Избе

Традиционно интерьеры были скромными. В домах с одной стороны была кухня с открытым очагом. Здесь готовили пищу, пекли хлеб, грелись, в качестве дымовой трубы использовали сплетенную лозу, обмазанную глиной. Позже очаг стали закрывать железной плитой. В углу располагался шкаф, стол, табуреты (либо скамьи). В дополнение к шкафу на стену подвешивали несколько полок разной длины, тут расставляли расписные тарелки и фаянсовые чашки. Рядом с плитой находилась емкость с водой (ведра или лейки), кастрюли, чайники и т.д.

Крупные сосуды висели на стене или хранились в коридоре. Важным элементом дизайна был siestrzan – балка  под потолком, где хранили официальные документы, богослужебные книги, а иногда и травы. Siestrzan также был декоративным элементом интерьера, был украшен одной или несколькими розетками, резьбой в виде креста и звезд, надписью с именем владельца или клеймом плотника. В начале ХХ века для сна использовали деревянные платформы, которые называли койками или полатями. Они, как правило, были примитивны и возводились вдоль длинной стороны здания, и только состоятельные хозяева могли купить кровать на литых ножках. Чтобы хорошо спать, на скамейках делали декоративные боковые и задние спинки, такие диваны называли sztabankami и использовали в течение дня, чтобы сидеть. Дети спали в деревянной колыбели качалке, сплетенной или сотканной и подвешенной к потолку. Спали на соломе покрытой полотенцами, либо на соломенных матрасах, из постельных принадлежностей были одеяла и подушки из гусиного пера. На стене над кроватью висели лики святых. В основном это были гравюры на дереве и металле, приобретенные в таких местах как: Ченстохова, Радечница, Лесьна-Подляская, Лежайск. Изображения были предметом гордости хозяев, поэтому их всячески украшали, например, цветами. Напротив двери прибивали белую скатерть, на этой стене устанавливали крест или фигуру Девы Марии. Это место использовали по особым случаям, во время праздников или после посещения священника.

Чтобы сохранить одежду, ковры, скатерти и постельное белье использовали сундуки. Их изготавливали в нескольких столярных центрах, а именно, городах: Фрамполь, Щебжешин, Краснобруд, Фирлей, Войцехув. Сундуки красили в желтый цвет и богато украшали цветочными мотивами. В Краснобруде делали белые сундуки, со спирально закрученными ветвями. На рубеже веков рядом со старыми окрашенными сундуками стали появляться металлические.

Придорожные кресты

Когда отменили крепостное право, то кованные из металла изделия стали одним из признаков богатства крестьян. Кованое железо использовали как в обычной, материальной жизни села (замки, петли, оборудование, инструменты), так и в духовной (кресты, святыни).

Оригинальной формой в  Люблинском воеводстве выделяются петли, дверные засовы и фитинги машин (соединительные части). Петли, кресты, диски, засовы часто украшали геометрическими мотивами (эллипсы, спирали, мотивы в форме сердца), реже растительными (листья, стилизованные цветы). Придорожные кресты украшали сердцами, стрелами, лучами, некоторые кресты венчали стилизованные петушок или полумесяц. В ХХ веке, с развитием промышленного производства, сельское кузнечество стало умирающей профессией. В 1968 году Региональный музей в Красныставе организовал первый конкурс народной ковки. С 1971 года в Войцехуве состоялась национальная народная встреча мастеров.

Керамика Люблинского воеводства

В середине двадцатого века Люблинское воеводство заняло второе место (после Варшавы) по  количеству гончарных центров в Польше. Один из старейших центров включают Мендзыжеч (от 558 л г), Ужендув (с 1565 г.), Ополе-Любельске (с 1569 г.) Люблин (с 1615 г), Томашув-Мазовецки (с 1642). Павлов (1646). Фирлей (с 1690 г.) Фрамполь (с 1773) и Баранув (с 1779). Керамику изготавливали как мужчины, так и женщины, хотя они реже садились за колесо. В основном они занимались глазурованием и украшением готовой продукции. Наиболее известные заводы сейчас работают в Павлове, Ордынацке и Краснобруде. Кроме традиционных форм – чаш, кувшинов и ваз - часто из глины делали небольшие скульптуры в виде птиц, храмов или крестов. Особой популярностью пользовалась продукция в Павлове. Развитие центра было связано с людьми, которые вводили новшества в местное производство. В целях улучшения местных ремесел отец Антоний Войцеховский (пастор прихода 1907-1916) отправлял мастеров в городские школы, так же он организовал доставку павловской керамики для выставки в Варшаве в 1903 году.

Podrożniaki , Majdaniaki и мах!

Музыка всегда присутствовала в жизни села Люблина, особенно во время семейных торжеств и ежегодных праздников присутствие музыкантов было почти обязательным. Хорошие музыканты пользовались всеобщим уважением. Наиболее распространенными в центральной и южной полосах Люблинского воеводства были два инструмента - скрипка и барабан. На севере часто играли на гармонии, к югу использовали бас. Иногда играли на большом барабане. Тот, кто был ведущей скрипкой, нес ответственность за мелодию.

Здесь предпочитали польку podrożniaki (иногда называют дорожной), majdaniaki (ритм как у оберека) и на Висле powiślaki. В этой области было особенно заметно восточное влияние (украинское), в основном, в песнях и мелодиях. В восточных районах до сих пор используют такие архаичные формы танцев, как хороводы, их водят многие семьи во время ежегодных церемоний. Во время шествия танцевали специальные обрядовые песни, обращаясь к обстоятельству - свадьба, весна, время жатвы. На свадьбах хоровод танцуют незадолго до розплецины, вокруг столба украшенного зелеными ветвями, лентами и цветами. Дружба обычно падал на землю, выпивал водки и произносил пожелания молодым.  Старостина начинала медленный танец с жезлом, подходя от одного гостя к другому в соответствии с иерархией – молодые, родители, дружбы и т.д. В восточных районах Люблина был популярным танец с караваем, торжественным тортом, испеченным для молодых. Незадолго до начала танца было старостина в медленном танце, с гордостью представляла его аудитории. Другие танцы характерные для  Люблина - это обереки, польки и вальсы различных видов. Популярным был свадебный танец называемый маш (mach). В нем принимали участие несколько человек. Он состоял из четырех частей с разным темпом. Первая часть была достойной и серьезной, другие выполнялись  быстрее. Последнюю часть танцевали очень быстро и резко останавливаясь, кричали: Маш!. В некоторых деревнях была традиция прятать невесту за занавески во время танцев, хотя позднее в свадебных танцах участие принимали все. До сих пор на некоторых свадьбах сохранилась традиция плясать с кружками пива или с зажженными свечами.

Страницы журнала

  • Nataly, спасибо!

    admin
  • POLSKIE STROJE LUDOWE
    № 8 Krzczonowianka

    Nataly
  • POLSKIE STROJE LUDOWE
    № 8 Krzczonowianka

    Nataly
  • POLSKIE STROJE LUDOWE
    № 8 Krzczonowianka

    Nataly
  • очень хорошенькая, но смотрите, что я заметила, у нее костюм правильный только спереди, особенность этого костюма круговой фартучек, а нас только спереди!!!!!

    bobcat
  • Nataly, теперь ждем пока Upa из отпуска вернется? Куколка красавица, только юбка на вид как резиновая, какой у нее материал? Или это просто принт так сделан?

    Natalya Pale
  • Да, яркая куколка, украшения в волосах нравятся - причёска красивая, не только костюм.

    admin
  • Юбка и фартук из синтетики типа плащевки, только потоньше, а сверху тесьма нашита (то, что кажется полосками - это одна тесьма с горизонтальными полосами). Ткань на ощупь неприятная, но кукла красивая. И это последняя полячка с нижней юбкой... А фартук, и правда, только спереди, но он сзади без завязок, как у других кукол, не снимается. То есть это часть юбки, которую сзади почему-то не доделали (ткань экономили?).

    helen
  • у остальных нижних юбок нет ............?

    Брюнетка
  • Да, начиная с №9 полячки идут уже без нижних юбок.

    helen
  • Теперь в статье ещё и ПЕРЕВОД ЖУРНАЛА НА РУССКИЙ ЯЗЫК от natalya.pale.

    admin
  • Брюнетка
  • мои пани блондиночки голубоглазки!!!

    Брюнетка
  • Брюнетка, мне так нравятся эти девочки в жилетах, даже себе теперь хочу такой польский расшитый жилет купить...

    маняша24