Памир. Горный Бадахшан

Костюмы и обычаи в Таджикистане

Журнал Куклы в народных костюмах №56.

Так выглядит счастливое детство на Памире, луга так высок, что туда не может дойти даже ослик, поэтому сено спускают на себе. Работа эта считается легкой, поэтому ее выполняют женщины, а чаще дети

Разбор журнала от bobcat.

Также смотрите разбор полётов 56-го номера.

Когда мы только подъезжали к Горно-Бадахшанской АО, мне казалось, что это Апеннины, потом стало казаться, что это Альпы, горы стали выше, строже, со снежными вершинами, потом спустя какое-то время я отказалась от сравнений, это Памир, огромный горный массив, который содержит в себе высочайшие вершины СССР: Пик Ленина, Пик Коммунизма, который выше Ленина, Памир смыкается с Тибетом и не похож ни на Кавказ, ни на что еще кроме себя. В этих горах очень много воды, ну ОЧЕНЬ много, сильных ревущих потоков, горячих целебных источников, природной газировки, водопадов и водопадиков, шум воды это постоянный звук этого края, неумолчный.

Само толкование слова Памир до сих пор вызывает многочисленные споры: одни считают, что оно произошло от сокращения слов упа-Меру, то есть страна над Меру, божественной горой индийцев, местом обитания бога Шивы, обозначающей центр Вселенной (она упоминается в индийской поэме Махабхарата, VI век до н. э.); другие — от Пои Мехр, что означает подножие солнца; третьи — от китайского По-ми-ло, то есть страна восходящего солнца. Но последние историко-лингвистические исследования склоняются к тому, что слово Памир нужно переводить как Страна ариев (также как Иран и Кашмир). В преданиях иранцев это — легендарная страна Арьяна-Вайджа, у истоков Окса (Аму-Дарьи), откуда пришел Заратустра и откуда они в глубокой древности начали свое расселение по Передней Азии. В индийской традиции это мистический центр вселенной, где земля соединяется с небом, источник знания и миропорядка. По преданию человек, отягощенный грехами, не смеет к нему подходить, а праведник, ступивший на эту землю, уже никогда не возвращается назад.

Памир богат природными источниками, в этом температура 67 градусов у истока, здесь лечат кожные заболевания. Гарм-чашма, дословно горячий источник, на высоте более 3500 м появился по преданию от удара меча Али, когда он, победив дракона, нуждался в излечении от ран

Здесь живут люди, особый народ – памирцы, говорящие на разновидности классического фарси-дари, но это разновидность так причудлива, что сами носители фарси с трудом понимают местное наречие, которое надо сказать не одно, так что носители одного местного наречия не понимают носителей другого не менее местного, но находящегося за перевалом и все дружно могут не понять все тот же бессмертный язык Умар Хайяма, про который мы так пренебрежительно говорим, таджикский, забывая о том, что это древнейшая из всех сохранившихся форм персидского языка, от того и Хайям для них понятен не только без перевода, но и без адаптации. Общепризнанно, что памирские языки в прошлом, в силу своей изолированности от внешнего мира, по сравнению с другими языками иранской группы, значительно меньше подвергались изменениям и сохранили многие черты, характерные для древне и среднеиранских языков. Памирские языки - языки малых народностей. Наиболее крупные из них по числу говорящих - шугнано-рушанская группа (свыше 40 тыс.) и ваханская (более 20 тыс.). На остальных языках говорят по 5 - 6 тысяч человек. Все памирские языки бесписьменны. В качестве письменного языка с давних времен используется современный таджикский язык.

В XIX веке крупнейший авторитет в области языкознания, профессор Оксфордского университета Макс Мюллер, на основе изучения праязыка, от которого впоследствии произошли такие, как греческий, санскрит, латынь, германский и другие древние языки, пришёл к выводу, что арийские народы начали свою миграцию с территории Памира во II тыс. до н. э.. Одни из них направились на запад в Европу, другие пошли в Индию и Иран. В дальнейшем племена, расселившиеся на берегах Ганга, создали Веды — религиозные гимны, которые легли в основу всей индийской цивилизации, племена, направившиеся в сторону Ирана, создали Авесту — священную книгу иранских ариев. Описания арийской прародины в этих текстах не оставляют никаких сомнений в том, что это Восточный Памир и Западный Тибет.

Упоминания о Памире можно найти в Ветхом Завете, у древних иранцев, индийцев и египтян, у Геродота и Страбона, Плиния Старшего и Иратосфена, Диодора Сицилийского и Птолемея, Курция Руфа и Арриана и многих других ученых, философов и поэтов древности.

образцы обуви из краеведческого музея

С глубокой древности (III тыс. до н. э.) этот край славился своими месторождениями драгоценных камней и золота. Всемирно известны памирский мрамор и лазурит, месторождение которого до недавнего времени считалось единственным в мире. Испокон веков отсюда вывозили сокровища: гранаты, рубины, аметисты, топазы, турмалины, изумруды. Их отправляли в Вавилон, Персию, Индию, Китай, Афганистан, Бухару. Но самую большую славу заслужил бадахшанский лал (древнее название шпинели), который признан лучшим в мире. Этот красивый камень, как правило, имеет красный или розовый цвет. По преданию, именно он первоначально украшал шапку Мономаха, а две знаменитых шпинели, Рубин Черного Принца и Рубин Тимура, вставлены в британскую корону. Раньше красную шпинель относили к рубинам, розовую к аметистам, а синюю к сапфирам.

Памирцы очень красивы о чем совершенно не догадываются. Их красота сродни красоте горных вершин, она зачаровывает, но не осознается. Синие небо отражается в синих или небесно-голубых глазах детей и взрослых, их тонких чертах лица, белой коже, порой цвет глаз кажется настолько неправдоподобно ярким, что подумываешь о цветных линзах, но при отсутствии аптек, а в аптеках даже йода, о линзах, пожалуй, стоит забыть. Говорят, что этими внешними особенностями памирцы обязаны войскам Александра Великого. Вообще культура красоты здесь не существует, можно гордиться детьми, т.е. только ими-то и можно, реже домом, еще реже тем, что в доме, но никак не тонкой талией, ухоженными руками, длинными ногами и густыми волосами. Ну, во-первых, всей этой красоты строго говоря не видно, национальные платья не располагают к демонстрации результатов диет и мастерства пластических хирургов.

Известный русский востоковед В.В. Бартольд отмечал, что на арабском полуострове шиитство имело большой успех именно там, где в домусульманский период была распространена религия Заратуштры. Философия исмаилитов, основанная на идеях неоплатонизма и впитавшая в себя элементы зороастризма, буддизма, индуизма, не только не отвергала науку и искусство, а, соединяя их с религиозной мыслью, способствовала гармоничному развитию в человеке всех трех начал. Не преувеличением будет сказать, что исмаилизм, открытый для любых знаний, независимо от их религиозной принадлежности, стремится объединить весь мистический опыт, накопленный человечеством. Религиозное постижение мира, осмысленное философией и соединенное с научным знанием и духом творчества, всегда придавало исмаилизму несколько светский оттенок. Исмаилизм начал проникать на Памир еще с X века, благодаря бродячим дервишам — каландарам, но окончательно он здесь утвердился только в XVI веке, после прибытия нескольких исмаилитских проповедников. А до этого времени на Памире преобладала древнеарийская религия с культом предков и верой в духов природы, с почитанием огня и природных объектов.

Исмаилитское учение содержит два уровня посвящения: обычный, внешний — экзотерический, доступный для всех, содержащий все установления шариата и главный, внутренний — эзотерический, который открывается только людям, достигшим высших ступеней духовного пути. На этом уровне следовать всем внешним формам религии становится ненужным и необязательным.

Родоначальником распространения исмаилизма на Памире является величайший философ-мистик, поэт (его причисляют к шести крупнейшим иранским поэтам), путешественник и талантливый исмаилитский проповедник XI в. Насири Хусрав (1004—1077), обладавший исключительными познаниями в различных науках того времени. Памирский исмаилизм – это уникальный синтез религии и философии, он претендует на абсолютное знание и обещает своим последователям полное объяснение всех тайн неба и земли. Его сокровенные доктрины хранятся в глубокой тайне, считается, что, если они будут раскрыты, учение потеряет свою силу. Даже посвященному их смысл излагается не сразу, а постепенно, лишь на том уровне, на котором возможно их восприятие. В противном случае это может принести огромный вред.

В результате буквальное понимание религиозных преданий, установлений и догм начинает смещаться в сторону их аллегорического и мистического толкования. Например, ад истолковывается как невежество, а рай — как обладание совершенным знанием, соблюдение поста — как предписание охранять от непосвященного тайны веры, а совершение намазов — как полное повиновение своему учителю. Здесь кроется объяснение того, почему памирцы не соблюдают постов и не совершают пятикратных общественных молитв и, как следствие, у них отсутствуют мечети. Вместо этого, по вечерам, собравшись вместе, они слушают наставления своих духовных учителей, исполняют песни религиозного содержания, сопровождая их игрой на различных музыкальных инструментах, а в перерывах между ними рассказывают друг другу нравоучительные истории.

Исмаилизм, как религиозно-политическое и социально-философское движение, всегда играл значительную роль в истории мусульманского Востока. На сегодняшний день в странах Азии, Европы и Америки насчитывается более 20 млн. приверженцев исмаилизма. Духовным лидером, хранителем Божественного знания и главой всех исмаилитов — низаритов является потомок Али (двоюродного брата Пророка) и Фатимы (дочери Пророка) сорок девятый имам — Мавлано Хазир Имам Шах Карим ал-Хусайни. Он же четвертый имам, носящий титул Ага-Хан. Закончив Гарвардский университет и получив прекрасное образование, он, будучи одним из самых всесторонне просвещенных людей нашего времени, играет заметную роль в международной политике, а также активно участвует в создании благотворительных фондов.

Фотография Ага-Хана с семьей – непременное украшение дома на Памире, иногда кажется, что это изображение далекого родственника, но все с готовностью объяснят какую роль он играет в жизни памирцев, хотя мне навязчиво казалось, глядя на зеленые номера многочисленных иномарок, принадлежащих Ага-Хану, что его помощь может быть сравнима с той, что оказывали нам американцы в первые послереволюционные годы, да, конечно, их золото спасло от голода несколько деревень, но запасники музеев и частные коллекции пополнились таким количеством произведений искусства, что они обрушили рынок, а после были потихоньку убраны с глаз долой, потому как объем ценностей выглядел прямо-таки неприличным.

Памирец обязательно подтвердит, что он шиит, что их молитвы не менее действенны, чем намазы суннитов, но, тихо добавят они, у них слишком много дел, чтобы творить их по пять раз в день, поэтому Аллах им позволил читать молитвы чуть иначе и в другое время, в подробности философских концепций, разумеется никто входить не будет. И тому есть помимо прочих одно самое простое объяснение. Дискутировать на богословские темы и без того труд не благодарный, а тут еще элементарное непонимание, они были не уверены, что я пойму, а я была уверена, что они подобрали правильные слова.

Как я уже говорила, памирцы это особый набор диалектов бесписьменных языков, так случилось, что в школе им преподают таджикский и все предметы на нем, но они продолжают упорно говорить дома на родных языках, разумеется, ареал их неуклонно сокращается, но конкретно мне от этого не делалось легче. Когда-то в этих местах было некоторое количество русских, они учили и лечили, попав сюда по распределению, в результате старшее поколение русский знает. Вот так будет правильнее всего, после развала Союза и войны, которая с переменным успехом дает о себе знать и сегодня, русские покинули эти места. Детей по-прежнему учат русскому пару часов в неделю, но делают это уже не носители языка. Русский ушел из повседневной жизни, поэтому старшие радостно кивают, понимая по-русски, молодежь силится подобрать слова, а дети не понимают и не говорят вовсе.

Косметики на лицах горянок я не видала, если только хна, или басма, ну и сурьма, конечно. У женщин постарше – татуировки, напоминают мне майянские (две точки на переносице, точка на подбородке, несколько точек на лучевой кости у локтя), их наличие вопрос без ответа: "баловались в школе", - скажут вам, все женщины около 50 лет и старше, но никто из более молодых?! Платья общие для Таджикистана (больше всего они будут походить на прямые широкие ночные рубашки, с кокеткой на груди,, небольшим вырезом, или и вовсе под горло, несколько иначе повязывают платок (платки здесь традиционно белые, сейчас этот обычай соблюдают только старухи, они же и завязывают платок по-памирски, перекидывая один конец на плечо; девушки и молодые женщины традиционно повязывают платок назад, не закрывая шею и грудь), порой закрывают лица, иногда простыми шарфами, так словно собираются покрывать пол лаком. Что по настоящему красиво, так это танцы, во-первых, танцевать умеют все, во-вторых, сто раз говорила, что таджики отличаются от всех среднеазиатских народов, но и сама толком не могла понять чем, ну язык, ну персы, но вот эта самая близость к Искандеру, как здесь называют Александра Великого, списывая на него и его войско все голубые глаза и римские профили этого региона, так вот эта близость представлялась мне чем-то вроде Польши/Литвы от моря до моря. Но тут я ошиблась, да многие не знают, кто они, откуда и куда идут, но танец сохранил такую красоту плавность и древность, которую я встречала только в струящихся линиях рук грузинских красавиц и не узбечка, ни киргизка не сможет соперничать с этим изысканным, чуть ленивым взмахом руки, опушенным взором и плавностью поступи, это при том, что минуту назад эта же сама женщина могла трещать как сорока, которых в этих краях превеликое множество. Во все остальное время женщина и есть и ее нет. По-своему понятый ислам поставил ее раз и на всегда если и не на ступень ниже, то, по крайней мере, на параллельную лестницу.

В этой параллельной лестнице она уважаема, хотя и на свой манер, никому и в голову не придет подать руку, придержать дверь, принести ведро воды. Но при этом, если ты чья-то, а ты всегда чья-то, есть братья, взрослые племянники, отец, потом есть муж и тогда, да, ты продолжение его, и так же как нельзя обидеть руку или ногу единоверца не будет ни двусмысленного взгляда ни чего еще. Разумеется, все это случится, если женщина ведет себя правильно, неукоснительно следуя правилам игры, в противном случае участь ее незавидна.

Но это если говорить о больших городах, здесь, на Памире, я не видела ни одной неправильной женщины, все знали правила и следовали им как водители в Германии, это когда в два часа ночи машины или люди стоят на пустой улице в ожидании нужного сигнала светофора.

  • Ощущение, что жизни у людей могут быть разные настолько, словно мы на разных планетах живём, удивительно.

    admin
  • Традиции... Вот кого глобализация не скоро настигнет)) спасибо замечательную статью!:)

    Гость
  • Как же хочется в Памир

    Гость (Марина Киоссе)
  • отлично! Огромная Вам благодарность!

    Гость (назармо)
  • Памирцы и Таджики это родственные народы но не один народ. Памирцы к Македонский не кокой отношение не имеют так как он не когда не был на Памире ....

    Гость
  • 👍👍👍👍👍👍

    Гость
  • 👍👍

    Гость (0404 Памир)