Дамы Эпохи 49 - Элиза Дулиттл

Анонс куклы.

Дамы Эпохи № 49 - в России кукла выходит 29.01.2013, Элиза Дулиттл. Произведение - Пигмалион, Джордж Бернард Шоу. Озорная и искрометная комедия, в которой социальная сатира соседствует с подкупающим лиризмом, а едкий сарказм - с мягким, добрым юмором. Самая прославленная пьеса Бернарда Шоу, положенная в основу нескольких экранизаций и легендарного бродвейского мюзикла "Моя прекрасная леди".

ЭЛИЗА ДУЛИТТЛ (Eliza Doolittle) - героиня романа в пяти действиях Б.Шоу Пигмалион (1913), дочь Алфреда Дулиттла, лондонская цветочница, за шесть месяцев превращенная профессором фонетики Генри Хиггинсом в герцогиню.

Героиня буквально врывается в пьесу: вульгарная, чумазая, с дикой, нечленораздельной речью, не лишенной подчас своеобразия (например, знаменитые Уу-ааааа-у! или Кто шляпку спер, тот и тетку укокошил).

Генри Хиггинс решает - на пари с полковником Пикерингом - сделать из нее настоящую леди.

Смотрите схему вязания очень похожего на этот костюма (для Барби).

Фото куклы:

А вот немного доделанный вариант - с дополнительными цветами на шляпке и бантом спереди (вместо отсутствующего):

Сделала своей кукле вот такой простенький бант вместо отсутствующего. Старалась, чтобы казалось, что он тут и имелся с самого начала:-)

И на шляпку добавила цветов и прикрепила её к голове, чтоб не уезжала никуда.
Губы пока не перерисовывала, всё никак не соберусь. Пока кривенькие, как и были.

Новые дополнительные цветы на шляпке.

В ходе эксперимента Элиза переживает серию превращений. Первое превращение - когда ее отмывают до такой красоты, что родной отец не в состоянии узнать. Второе - когда она, очаровательная, с изысканной речью и манерами, выигрывает Хиттинсу пари. И третье - когда она обнаруживает свое новое, пока еще не устоявшееся, хрупкое, но живое Я

Перевоспитанная Элиза имеет в обществе головокружительный успех. Хиггинс выигрывает пари. Теперь он даже не обращает внимание на Элизу, чем вызывает ее раздражение. Она запускает в него туфлями. Девушке кажется, что ее жизнь не имеет смысла. Ночью она сбегает из дома Хиггинса. Наутро Хиггинс обнаруживает, что Элизы нет, пытается найти ее при помощи полиции. Без Элизы Хиггинс как без рук: не может найти, где лежат его вещи, на какой день назначить дела. Мать Хиггинса знает, что можно найти ее. Девушка согласна вернуться, если Хиггинс попросит у нее прощения. В итоге Элиза Дулиттл возвращается в дом Хиггинса, и теперь ее отнюдь не считают глупой девушкой, а ценят и уважают как личность. Так заканчивается произведение Б.Шоу Пигмалион.

Обретая правильную речь, она, подобно героиням любимого Шоу Ибсена, прежде всего обретает себя самое - не просто хорошие манеры, а иной способ быть. И, что очень важно, быть самостоятельно, независимо от воли своего учителя - ваятеля Хигтинса.

Элиза - героиня типичного шовианского парадокса. Ей, как героине древнего сюжета о Пигмалионе и Галатее, полагалось бы, влюбившись в Хиттинса, стремиться к браку с ним. Но Шоу не мог создать такую героиню. Его Элиза, конечно, привязана к Хиггинсу, но природа этого чувства для нее самой не вполне очевидна. Для героини гораздо важнее и интереснее собственная персона.

Драма Элизы заключается в том, что она не до-воплощена своим создателем, пробудившим в ней природную одаренность - не только музыкальность, актерские способности, замечательный слух, но и яркую, мощную индивидуальность. Хиггинс именно пробудил, а не воспитал свою Галатею, и это благодаря тому, что Элиза - дочь своего отца, блестящего оратора и философа, мусорщика-джентльмена Алфреда Дулиттла. 

Фото анонса куклы:

Дамы Эпохи 49 - Элиза Дулиттл - АНОНС.

Шикарная шляпа, украшения на платье в виде ленточек.

Ткань то ли фактурная, то ли с орнаментом-рисунком.

Моя немного доделанная Элиза с зонтиком от Дома Мечты.

Конечно, Элиза уже не может вернуться к себе прежней. И не хочет. Ее смятение понятно: она уже хочет жить самостоятельно, но пока не знает, как. Натура она страстная, тонкая, в отличие от Хиггинса, открытая другим людям, умеющая различать и ценить их душевные свойства, она по-человечески безусловно выигрывает в споре со своим Пигмалионом.

Героиня Шоу призвана разрушить стереотип соответствия традиционному образу хорошо сделанной пьесы: она строит планы самостоятельной жизни. Отсутствие явной любовной интриги в сюжете о Галатее и Пигмалионе разочаровывало поклонников Бернарда Шоу. В интерпретациях сюжета - мюзикле А.Д.Лернера и Ф.Лоу Моя прекрасная леди (в экранизации которого роль Элизы сыграла Одри Хепберн, 1964), фильме-балете Галатея с Е.С.Максимовой в главной роли (1977) - акцентировалась именно лирическая сторона взаимоотношений героев. Зато в пьесе А.Эйкборна Воспитание Риты, сюжетно созвучной пьесе Шоу, усилен мотив драматического превращения одаренной ученицы.

A rousing success on the London and New York stages, a popular film and a great musical hit (My Fair Lady), this brilliantly written play, with its irresistible theme of the emerging butterfly, is one of the most acclaimed comedies in the English language.

Диск с мюзиклом есть в продаже в озоне.


Сам  Бернард Шоу дает в качестве подзаголовка пьесы слова роман-фантазия в пяти действиях. Действиям пьесы предшествует нечто вроде введения, озаглавленного как Профессор фонетики, в котором Шоу достаточно любопытно рассуждает об английском языке, в том числе его недоступности для иностранцев. А затем он обращается к известным английским фонетистам, которые в какой-то мере выступили прототипами профессора Хиггинса.

Сюжет – профессор фонетики Хиггинс поспорил со своим другом полковником Пикерингом, что сможет за несколько месяцев превратить обычную девушку Элизу Дулитл, работающую цветочницей, в настоящую светскую леди.

Вообще Шоу изображает Хиггинса настолько эгоистичным и к тому же зацикленным на своих гласных и согласных, что до последней страницы пьесы невольно ожидаешь как раз его (а не Элизы в леди) чудесного превращения в достойного жениха для Элизы. Увы, этого не происходит, и в Послесловии к пьесе Шоу достаточно подробно объясняет почему.

Описания героини (от Serafina):

Моя немного доделанная Элиза с зонтиком от Дома Мечты.

Описаний в пьесе много, и все очень колоритные.

Первое появление Элизы-цветочницы:

Привлекательной ее не назовешь. Лет ей восемнадцать-двадцать, не больше. На ней маленькая матросская шапочка из черной соломки, с многочисленными следами лондонской пыли и копоти, явно скучающая по щетке. Ее давно не мытые волосы приобрели какой-то неестественный мышиный цвет. Поношенное черное пальто, узкое в талии, едва доходит до колен. На ней коричневая юбка и грубый фартук. Башмаки тоже знавали лучшие дни. Нельзя сказать, что она не старается быть по-своему опрятной, но по сравнению с окружающими ее дамами выглядит настоящей грязнулей. Черты ее лица не хуже, чем у них, но кожа оставляет желать лучшего. К тому же девушка явно нуждается в услугах зубного врача.

Элиза приходит к Хигинсу:

Входит цветочница. Она в полном параде. На голове у нее шляпа с тремя страусовыми перьями: оранжевого, небесно-голубого и красного цвета. Ее передник почти чист, и грубошерстное пальто подверглось воздействию щетки. Пафос этой жалкой фигурки, с ее наивным тщеславием и видом важной дамы, трогает Пикеринга, который и так уже выпрямился в кресле при появлении миссис Пирс.

Элиза отмытая и переодетая:

На пороге он сталкивается с изящной, ослепительно чистой молодой японкой в скромном голубом кимоно, искусно вышитом мелкими белыми цветами жасмина.

Элиза в гостях у матери Хигинса:

Элиза, изысканно одетая, производит такое впечатление своей красотой и элегантностью, что все невольно встают. Направляемая сигналами Хигинса, она с заученной грацией подходит к миссис Хигинс.

Элиза после бала (есть про цвет волос и глаз):

В освещенном квадрате двери появляется Элиза. Она в роскошном вечернем туалете и бриллиантах. В руках у нее цветы, веер и прочие аксессуары. Она подходит к камину и включает свет. Видно, что она очень устала; темные глаза и волосы подчеркивают ее бледность; выражение лица у нее чуть ли не трагическое. Она сбрасывает накидку, кладет веер и цветы на рояль и опускается на козетку, печальная и притихшая.

Элиза в последней сцене:

Входит невозмутимая, излучающая приветливость Элиза. Она в совершенстве владеет собой и держится с полной непринужденностью. В руках у нее рабочая корзинка.

Про будущее Элизы Шоу подробно пишет в послесловии к пьесе. В двух словах, она выходит замуж за своего молодого поклонника Фредди и открывает свой цветочный магазин, но иногда в глубине души иногда мечтает о Хигинсе. Вот последний абзац из послесловия:

Вот, собственно, и все. Так обернулась эта история. Просто удивительно, до какой степени Элиза ухитряется по-прежнему вмешиваться в домашнее хозяйство на Уимпол-стрит, несмотря на магазин и свою семью. И можно заметить, что мужа она никогда не шпыняет, к полковнику привязана искренне, как любимая дочь, но так и не избавилась от привычки шпынять
Хигинса, как повелось с того рокового вечера, когда она выиграла для него пари. Она откусывает ему нос по малейшему поводу и без оного. Он больше не смеет дразнить ее, утверждая, что Фредди находится на несравненно более низком уровне умственного развития, чем он. Он беснуется, угрожает, издевается, однако она всегда дает ему такой безжалостный отпор, что полковник подчас не выдерживает и просит быть подобрее к Хигинсу, и это единственная из его просьб, вызывающая на ее лице выражение ослиного упрямства. И ничто не изменит этого положения, кроме чрезвычайных обстоятельств или катастрофы такой силы (избави их Бог от подобного испытания!), чтобы сломить симпатии и антипатии и воззвать к их общему человеколюбию. Она знает, что Хигинс не нуждается в ней, так же как не нуждался в ней ее отец. Именно та добросовестность, с какой он сообщил ей в тот день, что привык к ее присутствию, что он полагается на нее в разного рода мелочах и ему будет не хватать ее (Фредди или полковнику в голову бы не пришло говорить такие вещи), укрепляет ее уверенность в том, что она для него "ничто, хуже вот этих туфлей". И в то же время есть у нее ощущение, что безразличие его стоит большего, чем страстная влюбленность иных заурядных натур. Она безмерно заинтересована им. Бывает даже, у нее мелькает злорадное желание заполучить его когда-нибудь одного, на необитаемом острове, вдали от всяких уз, где ни с кем не надо считаться, и тогда стащить его с пьедестала и посмотреть, как он влюбится - как самый обыкновенный человек. Всех нас посещают сокровенные мечты такого рода. Но когда доходит до дела, до реальной жизни в отличие от жизни воображаемой, то Элизе по душе Фредди и полковник и не по душе Хигинс и мистер Дулитл. Все-таки Галатее не до конца нравится Пигмалион: уж слишком богоподобную роль он играет в ее жизни, а это не очень-то приятно
.

Дамы Эпохи, выпуск 49

  • Прелестная куколка - миниатюрная, похоже? Очень кружево на костюме красивое, и с лентами красивое решение.

    admin
  • Горжусь своей красавицей, одни из первых манипуляций с куклами - переклеила ей шляпку, добавила зонтик и кружева:)

    Ави21
  • Шикарно! Шляпа - настоящее произведение искусства, и зонтик тоже. А ещё и фото потрясающее!

    admin
  • Спасибо, когда удается заполучить мамин фотоаппарат, всегда устраиваю сессию куклёнам! Пытаюсь подражать Вашим фотографиям с белым фоном и хорошим освещением)))
    А про шляпку - я сама удивилась насколько похорошела кукла только из - за переклейки))

    Ави21
  • Вообще, наряды у ДеА удачные, если их немного подправить. В исходнике бывает кукла совсем не смотрится, а чуть - чуть добавишь - поменяешь - и совсем другой вид, куклой можно любоваться.

    admin
  • есть Барби Элиза Дулитл

    Тюльпан