Олдос Хаксли:

О дивный новый мир

Brave New World

"О дивный новый мир" - изысканная и остроумная антиутопия о генетически программируемом "обществе потребления", в котором разворачивается трагическая история Дикаря - "Гамлета" этого мира.

Антиутопия - особый жанр; далеко не все из антиутопий могут читать дети и подростки. О дивный новый мир Хаксли - одна из немногих книг в этом жанре, которую можно читать и в школьном возрасте.

Это произведение - гениальная классика, очень актуальная сегодня. Хаксли одним из первых увидел "общество потребления" будущего - то, что мы имеем сегодня.

Также можно почитать - Оруэлла "1984" (это тяжёлое произведение - не для школьников) и "Скотный двор", Замятина "Мы", Платонова - "Котлован" и "Чевенгур". Также можно почитать Лема, Ефремова, Азимова.

Витеиватый узор и рамка на обложке книги выполнены из блестящей фольги - красиво! Издание серийное (книга из серии Зарубежная классика от Астрель), твёрдый переплёт. Перевод отличный, достойный слога Хаксли.

Книга есть:

в лабиринте

в озоне

в майшоп.

Утопии оказались гораздо более осуществимыми, чем казалось раньше. И теперь стоит другой мучительный вопрос, как избежать их окончательного осуществлении... Утопии осуществимы... Жизнь движется к утопиям. И открывается, быть может, новое столетие мечтаний интеллигенции и культурного слоя о том, как избежать утопий, как вернуться к не утопическому обществу, к менее совершенному и более свободному обществу.
Николай Бердяев

Глава первая

Серое приземистое здание — всего лишь в тридцать четыре этажа. Над главным входом надпись: ЦЕНТРАЛЬНО-ЛОНДОНСКИЙ ИНКУБАТОРИЙ И ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР, и на геральдическом шите — девиз Мирового Государства: ОБЩНОСТЬ, ОДИНАКОВОСТЬ, СТАБИЛЬНОСТЬ.

Огромный зал на первом этаже обращен окнами на север, точно художественная студия. На дворе лето, в зале и вовсе тропически жарко, но по-зимнему холоден и водянист свет, что жадно течет в эти окна в поисках живописно драпированных манекенов или нагой натуры, пусть блеклой и зябко-пупырчатой, — и находит лишь никель, стекло, холодно блестящий фарфор лаборатории. Зиму встречает зима. Белы халаты лаборантов, на руках перчатки из белесой, трупного цвета, резины. Свет заморожен, мертвен, призрачен. Только на желтых тубусах микроскопов он как бы
сочнеет, заимствуя живую желтизну, ... и так далее.

"О дивный новый мир", обратная сторона книги.