AnimalBooks. Занимательная зоология

AnimalBooks. Занимательная зоология — это целая серия книг по занимательной зоологии, авторами которой выступили не только писатели, но также известные актёры, журналисты, телеведущие. 19 книг уже в продаже к январю 2017 года, ещё партия готовится к выходу далее в 2017 году.

Это увлекательный и прекрасно иллюстрированный детский нон-фикшн, который интересен ещё и тем, что там рассказывается, кто из знаменитостей какое животное выбрал. Крылов — пингвина, Дмитрий Быков — вомбата, а Антон Комолов — правильно, ленивца.

В каждой книге — серьёзный материал в доступной форме для детей возрастом около 5-7 лет. Иллюстрации в разных изданиях серии созданы в разных стилях, но все книги яркие и привлекательные, они получили серийное оформление, у них узнаваемые обложки.

В книгах по 32 страницы, формат А4, твёрдый переплёт.

Смотрите далее выдержки из некоторых книг этой серии.

Я пингвин

Я пингвин – венец творения нашей матери Природы. Ничего более совершенного, изящного и утончённого она так и не создала. Впрочем, на радость нам, пингвинам, природа сотворила вас, человеков! Вы, как и мы, передвигаетесь на задних лапах, но ходите весьма забавной походкой: не вперевалочку, а строго соблюдая равновесие. Только представь – идут такие худые-худые, высоченные-высоченные пингвины и совсем не качаются! Умора!Чаще всего мы видимся с вами в зоопарках. Но иногда встречаемся и на нашей родине в Антарктиде. Вы приплываете к нам на больших железных пыхтящих коробках. И первым делом начинаете нас фотографировать. При этом надеваете на себя столько тёплых толстых курточек, что только тогда и становитесь хоть чуть-чуть похожими на нас, но, конечно, не такими красивыми.

А теперь наберись терпения и слушай внимательно! Кто много запомнит, того я приглашу на каникулы к нам в Антарктиду, самое лучшее место в мире!

Мы единственные птицы, которые могут плавать, но не летают. Да и зачем нам летать, мы же не какие-нибудь жадные чайки. Вы, люди, принадлежите к разным национальностям, а их в мире около двух тысяч. Зачем столько? Вот нас всего 18 видов – и достаточно. Есть хохлатые, есть малые, а ещё великолепные, антарктические, очковые и самые красивые – императорские. Я вот императорский пингвин и горжусь этим. Мы самые крупные, самые красивые, самые важные! Кстати, чтобы тебе легче было представить наши размеры: мы ростом 120 см, как мальчишки в 7–8 лет! А самых маленьких из нас вы назвали малыми. Ох, ну и скудная же фантазия у ваших учёных!

Мы живём только в южном полушарии и только там, где есть свободный доступ к морю. Мы большие путешественники, поэтому из Антарктиды перебрались в Австралию и на побережье Южной Африки, на берега Новой Зеландии и даже в Южную Америку. Есть такие Галапагосские острова, почти на экваторе, так мы и там обитаем, хотя нам и жарковато. И ведь что любопытно: чем теплее, тем мои сородичи мельче. А мы, императорские, живём только в Антарктиде. Потому что там, знаешь, какая температура? Минус 50! Это самая комфортная температура для жизни пингвинов. Нам даже не страшны ветры скоростью 200 километров в час. Далеко не всякому под силу приехать к нам для знакомства, вам морозец в 50 градусов, и вы сразу: «Ой-о-о-ой!!!» А нам хоть бы что, потому что холод очень полезен для организма. Вот и живём мы до 25 лет, дольше, чем ваши кошки и собаки.

Я лев

Я прошу читать эту книгу с особым почтением, периодически можно даже вставать и вежливо ей кланяться. Потому что она рассказывает обо мне. А я – не лишь бы кто, я – Лев, царь зверей. Царь, понимаешь? Самый главный я! Самый крутой!

У тебя, человек-ребёнок, какой рост? Метр с кепкой? Да у меня один хвост такой длины! От полуметра до метра. Ты попробуй метр за собой волочить! А я – ничего, бегаю с ним, не жалуюсь. Сам-то я длиной около трёх метров – как два с половиной тебя, представляешь? Вот ты, человек-ребёнок, сколько весишь? Полста килограммов не наберёшь. А в Великобритании жил мой дальний родственник Симба, его вес – 375 килограммов! Это много, конечно, но так-то мы тоже весим немало: мужчины-львы от 150 до 250 килограммов. Ну а дамы у нас поизящней: 120–180 килограммов.

Царь – самое правильное мне имя. И не спорь!

Царь должен быть не просто сильным и мощным, но ещё и мудрым. Как я. Поэтому львы не поодиночке живут, как всякие другие глупые кошачьи, а объединяются в семейные группы, они называются «прайды». Куда идёшь дальше читать? Вернись. Помнишь слово? Повтори. Прайд. Молодец.Вместе как-то проще с врагами бороться, да и еду добывать. Прайды могут быть маленькими, а могут объединять до 30 львов-царей и львиц-цариц. Мощная сила, правда?Живём мы в основном в саванне. И это тоже мудро: в саванне видно дальше. Но иногда можем в лес зайти, в джунгли – любопытные потому что. Когда-то львы жили во всей Европе, в Африке и в Северной Америке. Но люди нам завидовали, потому что им самим хотелось царями природы быть, и охотились на нас. Теперь мы в основном в Африке обосновались. Люди опомнились и сейчас нас защищают.

У других кошачьих, бывает, сразу не отличишь, где мальчик, а где – девочка. Не так у прекрасных львов. Цари-львы крупнее, мощнее цариц, и, главное, только у нас есть грива.Вот ты, человек-ребёнок, выдерни из головы волос и измерь линейкой. Сколько? Мало? А у нас волосы в гриве достигают длины 40 сантиметров! Грива льва красоты неописуемой! Ни у какого другого животного такой нет! Но самое невероятное, что у разных подвидов львов – разная грива. Природа не пожалела фантазии, когда нас делала. Ведь она себе царя создавала, как-никак.

Вот ты, наверное, думаешь, что мы, львы, всегда жёлтые? А вот и нет! Мы бываем серебристо-серые, желтовато-красные, тёмно-красно-коричневые и даже... белые! Представляешь, у обычных родителей нет-нет, да и появится белое дитя. Любит нас природа потому что. И, честно говоря, я её понимаю.

Я ёж

Я не знаю, кто я. Мама говорит: «мой ёжа», но чаще «ты мой ёжик». Видимо, я всё-таки ёжик. Мама говорит: «Ты самый лучший». Я лучший ёжик! Правда, у меня есть два брата. Мы всё время толкаемся, пыхтим, свистим и крякаем. Мама говорит, мы – как гусята. Я не знаю, что такое «гусята», но скоро мы пойдём на ферму, и я узнаю. Папу я пока не видел. Мама говорит, если папа появится, они обязательно начнут ссориться и драться, ежи все такие! Любят сражения. Вот папа и не появляется, кому хочется терять колючки? Мои колючки пока не очень колючие, но лучше, чем раньше: когда я родился, они были белые и мягкие, зато сейчас уже потемнели и стали потвёрже. Под колючками у меня лапы и ушки.

Вырасту, в высоту буду, как высокий подберёзовик, а в длину – как небольшой пенёк, 30 сантиметров. По весу, как лукошко земляники – 700 граммов. Но это потом, пока я только расту и всё время ем мамино молоко. Мама такая вкусная! Братики тоже чмокают рядом. Мы едим и греемся. Потому что мама ещё и очень тёплая.

Мама говорит, когда поешь, нужно закрыть глазки и спать. Братья сопят, а я не сплю. Смотрю на маму. Тогда она начинает рассказывать истории, чтобы глаза у меня закрылись сами. «Мы называемся “обыкновенные”, а живём в России, это такая страна, – начинает мама. – Наши родственники рассеяны по всему свету. Особенно ежи любят леса, но только светлые, такие, где много густой травы и никаких болот! Селятся на опушках, в человеческих садах, рядом с фермой (там коровы и молоко!). Если это не лес, а город – в парках». Белобрюхий ёж живет в Африке, но там, где растут леса и есть влага. Китайский ёж живет в степи и ходит охотиться днём, а не ночью, как мы. «Спи, – говорит мама, – а я пока выйду поужинать. Спать ты будешь недолго, три, четыре часа, сейчас ведь тепло. Вот ударит мороз, заснёшь на четыре месяца и проспишь целую зиму, всё время, пока на земле лежит снег». Кажется, мама говорит что-то ещё, но я уже не слышу.

Мама говорит, у края леса живут люди. Они ходят на двух лапах, а на голове у них растут волосы, тонкие ниточки. У нас тоже есть шерсть на мордочке и животе, а сверху иглы. Наши иголки – тоже волосы, только особенные, гораздо лучше обычных! Они могут защитить – от врага и от опасностей. Внутри наши иглы пустые, но с перегородками, поэтому они очень крепкие! Если свернуться в клубок, даже падать с высоты не очень страшно: убережёт жёсткий игольчатый шар. Иголки помогают нам переносить полезные для жизни вещи. Что надо, то и наколол. Только не красные круглые яблоки и грибы, как на картинках – нет! Мы накалываем на иголки мох и траву, когда строим норку, а в осенних яблоках мы иногда катаемся спиной! Их сок выгоняет клещей.

Мама говорит, надо почаще умываться и чистить иглы, чтобы в них не забирались непрошеные гости. Я пока не умею, меня вылизывает мама.

Я ленивец

Я – ленивец! Меня не случайно так называют: если ты посмотришь на меня, тебе может показаться, что я делаю всё очень медленно, но это, конечно, не так! Ты едва-едва успеешь проснуться, сделать зарядку, почистить зубы, позавтракать, сходить в школу, вернуться, пообедать и собраться погулять, а я за это время подползу к очень вкусному листочку в 20 сантиметрах от меня!

Ты сможешь долго провисеть вниз головой на турнике? А я могу болтаться на ветке хоть целый день! И у меня голова совсем не затекает и лапы не устают! Это сейчас я размером примерно с собаку и почти всю жизнь провожу на дереве, а вот мои давние предки ходили по земле на задних лапах и были размером со слона! Представляешь?

Я очень люблю жаркий и влажный климат, поэтому живу в тропических лесах. Самый классный климат для меня в Центральной и Южной Америке, заезжай как-нибудь в гости! А вот мой двоюродный брат – карликовый ленивец – живёт только на одном-единственном острове – Эскудо де Верагуас, рядом с Панамой. Учёные обнаружили его всего 15 лет назад.

Карликовых ленивцев осталось на нашей планете очень мало, поэтому этот вид занесён в Красную книгу редких и исчезающих животных.Многие спрашивают меня: как ты можешь так медленно всё делать? Ведь вокруг столько всего интересного и вкусного. Я им отвечаю так: конечно, есть много вкусного, но ещё больше – опасного! А я никуда не тороплюсь. У меня как будто всегда каникулы: можно попозже проснуться утром, попозже лечь спать вечером или даже не спать всю ночь, а вздремнуть днём.

Я мартышка

Эту книгу написал Борис Юрьевич Грачевский — кинорежиссёр и сценарист, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, а главное - художественный руководитель самого популярного и весёлого детского киножурнала «Ералаш»!

Ну, всем привет! Очень рад познакомиться! Ага, вы, конечно, сразу подумали: «Как это может быть: мартышка – и вдруг “рад”? Должно же быть “рада”?» А вот и не обязательно: да, я – мартышка, но я – самец. То есть, по-вашему, мальчик. И значит, имею право говорить: «Здравствуйте! Я очень РАД с вами познакомиться!».

Что я могу сказать о себе? Я – умён и красив! Это всем известно с тех самых пор, когда Лев, царь всех зверей, вдруг решил рассортировать своих подданных. Он собрал всех животных и велел им разделиться на две кучки: направо должны были идти красивые, а налево – умные. Все звери послушно разошлись кто куда. Одна только мартышка (а это была моя пра-пра-пра-пра-бабушка) так и осталась стоять посередине. Лев ей и говорит: «Ты уж определяйся как-нибудь!» А моя пра-пра- (и так далее) бабушка ему отвечает: «Что же мне, разорваться? Я ведь и умница, и красавица!» Ну а я – я весь в бабушку: и умён, и собой хорош, можете все мне завидовать!

Думаешь, мартышки живут исключительно в цирке, в компании дрессировщика? Да, некоторые из нас решили пожить рядом с людьми, вот и перебрались они в цирки, зоопарки и театры зверей. Но таких не очень много, всё же большинство мартышек предпочитает вольную жизнь. У меня есть целая толпа родственников в Африке; мои кузены обитают в Китае, мои дяди и тети обосновались в Японии. Да что там – вся Южная и Юго-Восточная Азия полна моими двоюродными, троюродными или, на худой конец, четвероюродными братьями и сёстрами. Так что знай: куда бы ты не поехал – скорее всего, мы с тобой встретимся!

Вот только не надо ко мне приставать: это в «Уголке дедушки Дурова» мартышки добренькие, потому что все они прекрасно знакомы с людьми и всегда рады гостям. А мартышки дикие тебя не знают и не понимают, что ты от них хочешь. Решишь такую погладить – а она тебя поцарапает, укусит или стукнет, не со зла, а так, на всякий случай. Так что ты лучше издалека смотри, а руки не протягивай.

Я вомбат

Раньше мы были огромными, размером с носорога. Доисторический вомбат назывался «дипротодон», но 40 тысяч лет назад вымер. Точней, чтобы выжить, ему пришлось уменьшиться. Так часто бывает. Сейчас наша средняя длина – около метра, а вес – до 40 килограммов.

Мы – самые большие в мире норные существа. Вообще мы самые крупные в мире млекопитающие из тех, которые большую часть времени проводят под землёй. Возможно, раньше мы подольше торчали на земле, но с тех пор как там расплодилось столько недобрых и неумных существ, предпочитаем сидеть в уютной норе, чтобы нас не было видно.Вомбатов бывает пять видов: обыкновенный вомбат, которого ещё называют большим (конечно, он необыкновенный, просто очень скромный), тасманийский вомбат (живущий, угадайте, в какой части Австралии?), широколобый вомбат (он же южный длинношёрстный), малый вомбат – его так и называют «славный малый», – и ещё мы бываем шерстоносые, или северные длинношёрстные, таких меньше всего.

Мы живём в Австралии (и на острове Тасмания, который тоже относится к Австралии) и называемся эндемиками, то есть больше нигде не водимся. Правда, иногда нас привозят гастролировать в зоопарки. Но зоопарков, которые нам подходят по климату и почвам, очень мало. Мы есть, например, в Сан-Диего, на границе США и Мексики. Там выстроен специальный австралийский уголок.Живём мы довольно долго, самому старому в мире вомбату недавно исполнилось 30 лет, и живёт он в Балларатском парке дикой природы в Австралии. Он такой умный, что понимает вообще всё. Во всяком случае он так выглядит. Но свою мудрость он не раскрывает вообще никому. Пусть всякие глупцы болтают, а вомбат умеет хранить тайны.

Пока в Австралии не поселились белые люди, нас было очень много. Можно сказать, мы были хозяевами континента. По крайней мере мы так думаем. Но белые люди принялись нас истреблять, потому что им казалось, что мы уничтожаем посевы и вредим сельскому хозяйству. Белые люди стали возделывать земли, где мы жили, разрушать наши норы и вообще всячески портить природу. Глупые белые люди не понимали, что мы важней всякого хозяйства! И уж точно гораздо симпатичней.

Мы очень пушисты. У нас толстый серо-бурый, иногда рыжеватый мех. Довольно мягкий, кстати. Мы легко переносим холод, хотя в Австралии температура редко опускается ниже нуля. Больше всего мы любим, когда нас чешут. В специальных заповедниках разрешается общаться с нами и даже кормить из рук. Нам не нравится, когда кто-то при нас отвлекается от чесания и от созерцания нас. Мы тогда напрыгиваем и бодаемся. Когда же нас опять начинают правильно чесать, мы ложимся на спину, раскидываем лапы и наслаждаемся. Тогда можно видеть вомбачий хвост. О, вомбачий хвост, короткий, кожистый и страшно милый! Но не всякому его показывают, а только тому, кто правильно чешет. Туриста, приехавшего из Австралии, спрашивают только: «Ты видел хвост?» Если же он не чесал вомбата, то можно считать, что он не чесал ничего.

  • Обложками как минимум серия сразу привлекает)

    admin
  • Почитала выдержки, для малышей что надо.

    Гость
  • Оригинальные книжки, мне кажется у меню дите будет в восторге)

    Гость