Описания внешности героинь Дам Эпохи (от 91 выпуска)

Описания внешности героинь коллекции кукол Дамы Эпохи (от 91 выпуска). Дамы Эпохи - литературные героини. Внешность героинь, как она даётся в литературном произведении, по которому создана кукла.

Смотрите также: статья о коллекции Дамы Эпохи, статья с описанием внешности героинь с 1 по 39 выпуск, и с 40 по 90 выпуск.


Дамы эпохи 91 Люси Грэм Тайна Леди Одли - Мэри Элизабет Браддон

Люси Одли: Ее тонкое белое платье разметалось по полу; ее волосы упали бледной волной на плечи; ее большие голубые глаза поблескивали в сумерках
Дом часто показывают любопытствующей публике — баронет об этом не знает, — и люди, восхищаясь апартаментами миледи, задают множество вопросов, интересуясь золотоволосой красавицей, скончавшейся за границей.

Люси Грэхем.
Он не смог противостоять этим голубым глазам, этой лебединой шее, этой божественной головке, этому глубокому голосу, преисполненному музыки...

Прекрасное лицо леди Одли осеняла невинность, присущая лишь ребенку. Ей было двадцать лет, но давали ей не более семнадцати... Едва она появилась на нескольких балах в Челмсфорде и Колчестере, как ее немедленно признали первой красавицей графства.

... У меня волосы бледно-желтые с золотым отливом... У меня брови и ресницы темно - каштановые... Цвет лица... У меня - здоровый, розовый.

Художник, вероятнее всего, принадлежал к прерафаэлитскому братству, было страшно подумать, сколь долго пришлось ему трудиться над второстепенными деталями картины - мелкими локонами миледи и тяжелыми складками ее темно - красного бархатного платья... Да, художник, безусловно, был прерафаэлитом-только прерафаэлит мог с такой тщательностью, волосок к волоску, изобразить эти легкие воздушные локоны, не поступившись ни единым золотистым пятнышком, ни единой бледно - коричневой тенью. Только прерафаэлит с таким нечеловеческим усердием мог проработать каждый дюйм этого прекрасного лица, стремясь придать мертвенно - бледный оттенок его белизне и странный зловещий отблеск - пронзительно-голубым глазам. Только прерафаэлит мог искривить эти милые пухлые губки в недоброй, почти порочной улыбке, с какой миледи взирала в ту минуту с живописного полотна.
... Впечатление картина оставляла довольно зыбкое: будто кто-то поднес к лицу женщины источник света, расцвеченный самыми необычными огнями, и этот свет придал ее лицу новое выражение и новые черты, каких прежде в нем никто и никогда не видел. Сходство и колорит не вызывали ничего, кроме восхищения, но было такое чувство, словно вначале художник практиковался в измышлении фантастических средневековых чудовищ, а к портрету миледи приступил лишь потом, когда мозги его уже съехали набекрень, и он, сообразно их перемещению, изобразил молодую женщину в виде прекрасного злого духа.
Ее темно - красное платье, написанное, как и все на этой странной картине, с чрезмерной резкостью, ниспадало вниз крупными складками, напоминающими языки пламени, и ее светлая головка выглядывала из пылающего нагромождения цвета, как из раскаленной топки
.

Из нарядов леди Одли в романе упоминаются темно - фиолетовое платье, соболиные меха, купленные для нее в России, меховая шубка и огромная бархатная накидка.


Дамы эпохи 92 Леонсия Сердца трех - Джек Лондон


Дамы эпохи 93 Натали Натали - И.А. Бунин

Натали: В первый раз я видел Натали на другой день утром только мельком: она вдруг вскочила из прихожей в столовую, глянула, — была еще не причесана и в одной легкой распашонке из чего-то оранжевого, — и, сверкнув этим оранжевым, золотистой яркостью волос и черными глазами, исчезла.

Натали.
... Действительно красавица... Прелестная головка, так называемые золотые волосы и черные глаза. И даже не глаза, а черные солнца, выражаясь по-персидски. Ресницы, конечно, огромные и тоже черные, и удивительный золотистый цвет лица, плечей и всего прочего.
... Она в холстинковой юбочке и вышитой малороссийской сорочке, под которой угадывалось все юное совершенство ее сложения, казалась чуть не подростком... В легком и широком рукаве сорочки, вышитой по плечам красным и синим, была видна ее тонкая рука, к сухо - золотистой коже которой прилегали рыжеватые волоски... Она вскинула на меня блестящую черноту глаз и всю свою яркую головку, обвитую плетью довольно крупной косы... Тонкие, крепкие, породистые щиколотки в сером прозрачном чулке...
... Какой удивительный цвет волос... А коса немного темнее, цвета спелой кукурузы...
... Волосы убраны туго, спереди немного подвиты, волнисто тронуты шипцами, платье другое, из чего-то зеленого, цельное, очень простое и очень ловкое, особенно в перехвате на талии, туфельки черные, на высоких каблучках...
... Как высока она в бальной высокой прическе, в бальном белом платье и стройных золотых туфельках, кружившаяся несколько откинувшись, опустив глаза, положив на его плечо руку в белой перчатке до локтя таким изгибом, который делал руку похожей на шею лебедя. На мгновение черные ресницы ее взмахнулись прямо на меня, чернота глаз сверкнула совсем близко... Губы ее приоткрылись вздохом на повороте, серебристо мелькнул подол платья...


Дамы эпохи 94 Хелен Лоренс Хантингдон Незнакомка из Уайлдфелл - Холла - Энн Бронте

Хелен Лоренс Хантингдон: Он как раз обнял сеттера за шею и улыбнулся сквозь слезы, когда громко стукнула калитка, послышался шелест женских юбок и ко мне подбежала миссис Грэхем — шея ее не была укрыта даже шарфом, черные волосы развевались на ветру.
— Отдайте мне ребенка! — сказала она тихо, почти шепотом, но яростно, и вырвала мальчика из моих рук, словно оберегая от страшной заразы, а потом, сжимая его в объятиях, устремила на меня огромные, сверкающие, темные глаза — бледная, задыхающаяся от страшного волнения.

Хелен Грэхем: И там я увидел высокую изящную даму в черном. Лицо ее было повернуто ко мне, и что-то в нем заставило меня взглянуть на нее еще раз. Его обрамляли длинные иссиня-черные локоны - прическа в те дни довольно необычная, но всегда прелестная и удивительно ей шедшая. Матовая бледность придавала ему особую нежность. Я не рассмотрел ее глаз, так как они были устремлены на страницу молитвенника, но увидел лишь длинные черные ресницы опушавшие опущенные веки. Тонко очерченные брови казались выразительными, высокий лоб и орлиный нос были безупречны, как и остальные ее черты. Только щеки выглядели чуть впалыми, а красивые губы сжимались слишком строго, свидетельствуя, как мне подумалось, о характере, не отличающемся ни особой мягкостью, ни приветливостью, и я сказал себе: Нет, прекрасная дама, любоваться вами издали - жребий более завидный, чем делить с вами кров!

... Глаза у нее были чудесные... Большие, ясные, полные чувства, они были темными, но не карими, а темно - серыми, почти черными. С моря дул освежающий бриз - ласковый, чистый, целительный. Он играл ее локонами, заставил заалеть губы и вызвал нежный румянец на обычно бледных щеках".


Дамы эпохи 95 Мистраль Призрак в Монте - Карло - Барбара Картленд

Мистраль: Дверь открылась, и вошла Мистраль. На ней была длинная ночная рубашка из белого льняного полотна. Подобные рубашки шили для своих учениц сами монахини. На плечи девушка накинула кашемировую шаль. Улыбаясь, она медленно вошла в спальню и приблизилась к кровати своей тетушки. В это мгновение бледный луч зимнего солнца коснулся ее волос — и они вспыхнули золотым живым огнем, как бы осветившим всю комнату.

Ее разделенные на прямой пробор волосы цвета только что созревшей пшеницы или, скорее, цвета солнца, поднимающегося из - за горизонта, были заплетены в две толстые косы, которые доходили ей почти до колен. По мягкости и цвету их можно было сравнить с распускающейся мимозой. Подобные волосы встречаются только у истинных англичанок: льняного цвета и обычно в сочетании с голубыми глазами и белоснежной кожей.

Но, как это ни удивительно, у Мистраль глаза были вовсе не голубыми. Глубокого синего цвета, опушенные темными длинными ресницами, они придавали облику девушки необычную таинственность.

Тетя заставляла Мистраль носить одежду исключительно дымчато-серого цвета, чтобы девушка была похожа на призрак. На ней был серый плащ из мягкой ткани, которая лежала глубокими складками. Волосы скрывал капюшон, и при неярком свете сэр Роберт заметил только то, что у нее утонченные черты, огромные глаза, темные ресницы и красиво очерченные губы. Также упоминается серое шифоновое платье с плиссированными оборками.

Она была стройной и очень юной, в ее утонченном лице и огромных темных глазах было нечто такое, что заставляло подольше задержать на ней взгляд. Но, возможно, не только ее лицо обращало на себя внимание. Казалось, отблески пламени в газовых рожках, попадая на ее золотистые волосы, так и оставались в мягких волнах, которые, разделенные прямым пробором, сходились в очень элегантный узел на затылке. Создавалось впечатление, будто эта сверкающая масса золотых волос - слишком тяжелая ноша для ее грациозной шейки.

Когда она шла по залу, от всего ее облика исходило ощущение красоты, юности и чистоты. Ее лицо было очень бледным, почти таким же белым, как точеные плечи, которые открывал низкий вырез платья. Ее платье тоже всех удивило: оно было серым. Серый газ лежал на чехле из ниспадавшего тяжелыми складками атласа, легкая драпировка переходила в крохотный турнюр, как и требовала последняя мода.

Вся в сером, она казалась призраком, который движется по залу... В волосах, там, где обычно женщины прикалывали цветы, у нее были серые бархатные листья, казавшиеся тенью на мерцающем золоте.

Он прикоснулся к платью Мистраль, которое занимало почти все сиденье, тяжелыми складками спускаясь до самого пола, потом перевел взгляд на наброшенное на плечи фишю из серого муслина и на отделанную серыми перьями крохотную шляпку, которая не могла скрыть ее прекрасные золотые волосы.

Также Мистраль носила редкое серое жемчужное ожерелье.

Напротив, отец Мистраль исключил мрачный серый цвет из ее гардероба. Никогда в жизни она не видела такого разнообразия красивых платьев и фасонов и расцветок, которые вполне могли бы соперничать с яркими и сочными красками цветущего сада. Перед ее глазами предстали голубые, розовые, зеленые, желтые платья... Они выбрали платье из светло-зеленого муслина, отделанное розовыми лентами.

... Вечернее платье. Сшитое из белых кружев, оно было расшито розовыми букетиками.


Дамы эпохи 96 Ольга Ильинская Обломов - И. Гончаров

Ольга Ильинская ... В строгом смысле не была красавица, то есть не было ни белизны в ней, ни яркого колорита щек и губ, и глаза не горели лучами внутреннего огня; ни кораллов на губах, ни жемчугу во рту не было, ни миньятюрных рук, как у пятилетнего ребенка, с пальцами в виде винограда.
Но если б ее обратить в статую, она была бы статуя грации и гармонии. Несколько высокому росту строго отвечала величина головы, величине головы - овал и размеры лица; все это, в свою очередь, гармонировало с плечами, плечи - с станом...
Кто ни встречал ее, даже рассеянный, и тот на мгновение останавливался перед этим так строго и обдуманно, артистически созданным существом.
Нос образовал чуть заметно выпуклую, грациозную линию; губы тонкие и большею частию сжатые: признак непрерывно устремленной на что-нибудь мысли. Тоже присутствие говорящей мысли светилось в зорком, всегда бодром, ничего не пропускающем взгляде темных, серо-голубых глаз. Брови придавали особенную красоту глазам: они не были дугообразны, не округляли глаз двумя тоненькими, нащипанными пальцем ниточками - нет, это были две русые, пушистые, почти прямые полоски, которые редко лежали симметрично: одна на линию была выше другой, от этого над бровью лежала маленькая складка, в которой как будто что-то говорило, будто там покоилась мысль.
Ходила Ольга с наклоненной немного вперед головой, так стройно, благородно покоившейся на тонкой, гордой шее; двигалась всем телом ровно, шагая легко, почти неуловимо...


Дамы эпохи 97 Фэнси Дэй

Под деревом зеленым или Меллстокский хор - Томас Гарди

Фэнси Дэй. Изящно посаженная, чуть склоненная голова, густые каштановые кудри; легкая поступь маленьких ножек; красивая вышивка на юбке; ясные, глубокие глаза; одним словом - прелесть с головы до пят - вот какова была Фэнси!


Дамы эпохи 98 Ада Монро Холодная гора - Чарльз Фрейзер

Ада Монро: Все соглашались, что она довольно красива, но ее чарльстонские платья и пышные прически были предметом насмешек.
... Темные волосы, заплетенные в косы и уложенные в замысловатую прическу по самой последней моде, о которой представления не имели в горах... Волосы были зачесаны наверх... Локоны слишком красивы, чтобы их заплетать в косы... Все, кроме нее, были одеты в шерстяную одежду из-за сырого холода, но на Аде было темно-серое льняное платье с кружевами на воротнике, манжетах и по подолу юбки. Казалось, она выбрала это платье по календарю, но не по погоде.
... Ада надела платье из розовато-лилового шелка, отделанное кружевом в тон. Оно было отрезное по талии, что подчеркивало ее стройность. Монро купил весь отрез ткани, поэтому никто не мог сшить себе платье такого же цвета. Он заметил, что этот цвет прекрасно подходит к ее волосам и сообщает ей ауру тайны в отличие от более распространенных розового, бледно- голубого и желтого.

Также в романе упоминается зеленое бархатное платье Ады с высоким воротом.


Дамы эпохи 99 Юлия Павловна Тугина

Последняя жертва - А. Островский


Дамы эпохи 100 Констанция Бонасье

Три мушкетёра Александр Дюма.

Констанция Бонасье - ... Очаровательная женщина лет двадцати пяти или двадцати шести, темноволосая, с голубыми глазами, чуть - чуть вздернутым носиком, чудесными зубками. Мраморно - белая кожа ее отливала розовым, подобно опалу. На этом, однако, кончались черты, по которым ее можно было принять за даму высшего света. Руки были белые, но форма их была грубовата. Ноги также не указывали на высокое происхождение... Улыбка г - жи Бонасье была полна очарования.


Дамы эпохи 101 Эсмеральда, Виктор Гюго Собор Парижской Богоматери .

Эсмеральде было 16 лет.
На просторном, свободном пространстве между костром и толпой плясала девушка. Была ли она человеческим существом, феей или ангелом, этого Гренгуар сразу определить не мог, настолько был он очарован ослепительным видением.
Она была невысока ростом, но казалась высокой - так строен был ее тонкий стан. Она была смугла, но нетрудно было догадаться, что днем у ее кожи появлялся чудесный золотистый оттенок. Маленькая ее ножка легко ступала в своем узком изящном башмачке. Девушка плясала, порхала, кружилась на небрежно брошенном ей под ноги старом персидском ковре, и всякий раз, когда ее сияющее лицо возникало перед вами, взгляд ее больших черных глаз ослеплял вас, как молнией.

Взоры толпы были прикованы к ней, все рты разинуты. Она танцевала. Под рокотанье бубна, который ее округлые девственные руки взносили над головой. Тоненькая, хрупкая, с обнаженными плечами и изредка мелькавшими из - под юбочки стройными ножками, черноволосая, быстрая, как оса, в золотистом, плотно облегавшем ее талию корсаже, в пестром раздувавшемся платье, сияя очами, она казалась существом воистину неземным. Одна из кос девушки расплелась, привязанная к ней медная монетка упала и покатилась по земле.

Тут лицо уличной плясуньи просияло дивной красотой. Розовые невинные уста Эсмеральды чуть заметно улыбались, ясное, непорочное чело, как зеркало от дыхания, порой затуманивалось какой-то мыслью, а из - под опущенных длинных черных ресниц струился неизъяснимый свет.


Дамы эпохи 102 Полина (Достоевский, Игрок)

Полина: хороша-то она, впрочем, хороша; кажется, хороша. Ведь она и других с ума сводит. Высокая и стройная. Очень тонкая только. Мне кажется, ее можно всю в узел завязать или перегнуть надвое. Следок ноги у ней узенький и длинный - мучительный. Именно мучительный. Волосы с рыжим оттенком. Глаза - настоящие кошачьи, но как она гордо и высокомерно умеет ими смотреть.


Дамы эпохи 103 Ирен Адлер, Артур Конан Дойл Скандал в Богемии

Ирен Адлер - ... Очаровательная женщина, за такое личико мужчина способен отдать жизнь.


Дамы эпохи 104 Джудит Хаттер, Джеймс Фенимор Купер Зверобой

У Юдифь Хаттер приятный, низкий и мягкий голос и необычайно красивое и юное лицо, пышные волосы. Ее блестящие красивые глаза обычно бывают мягкие и ласковые, но могут и метать огонь. Обычно она носит просит простое холстинковое платье, но пару раз надевает прекрасное платье из ярко окрашенной парчи, немного испортившееся от небрежного хранения, а также перчатки и кружева, хранившиеся в сундуке Тома Хаттера.

Юдифь, не говоря уже о ее редкой природной красоте, отличалась необычайной грацией... Из тысячи столичных модниц вряд ли нашлась бы хоть одна, которая могла носить с большим изяществом блестящие, ярко окрашенные шелка тонкие кружева, чем прекрасное создание, фигуру которой они теперь облегали.


Дамы эпохи 105 Мария Троекурова, Александр Сергеевич Пушкин Дубровский .

Мария Троекурова: ... Ей было семнадцать лет, и красота ее была в полном расцвете. Всех мужчин поражает ее красота. Она носила белое платье и шаль. Во время венчания ... Голова ее томно клонилась под тяжестью бриллиантов.


Дамы эпохи 106 Молли Гибсон, Элизабет Гаскел Жены и дочери

Молли Гибсон: Она посмотрела на себя в зеркало с некоторой тревогой - в первый раз в своей жизни. Она увидела легкую, тоненькую фигуру, обещающую стать высокой, цвет лица скорее смуглый, чем матовый - матовость придет через год - другой, - пышные кудрявые черные волосы, связанные на затылке в пучок розовой лентой, удлиненные, миндалевидные, мягкие серые глаза, затененные сверху и снизу загнутыми черными ресницами.
Не думаю, чтобы я была хороша собой, - отворачиваясь от зеркала, решила Молли, - во всяком случае, я в этом не уверена. Она была бы уверена, если бы вместо того, чтобы рассматривать себя с такой серьезностью, улыбнулась своей милой, веселой улыбкой, блеснув белыми зубками и заиграв очаровательными ямочками на щеках.
... Синтия желала подчеркнуть своеобразное очарование Молли - матовый оттенок кожи, массу кудрявых черных волос, ее красивые, с удлиненным разрезом глаза с их застенчивым, ласковым выражением.
... Она стояла перед ним в красивом вечернем платье, с изящно убранными волосами, нежные щеки чуть зарумянились от робости, однако в движениях и манерах чувствовалась мягкая непринужденность...
Наряды Молли: лиловое ситцевое платье, платье из тонкого клетчатого шелка яркой расцветки, белое платье (прошлогоднего фасона и размера)", белое бальное платье с маленькой гирляндой из красных цветов и коралловое ожерелье и браслеты.


Дамы эпохи 107 Мэгги Талливер, Джордж Эллиот Мельница на Флоссе

Мэгги Талливер - высокая, смуглая, с черными прямыми волосами, уложенными короной, и темными глазами, глубокими и загадочными. В конце романа ей 18 лет.

"Великолепные глаза и великолепная фигура, но красота ее опасна", - говорит о Мэгги Уэйкем-старший, а пастор Кен потрясен "выражением страдания на ее прекрасном лице". "Среди пышно разодетых, но заурядных женщин" Мэгги выделяется "своей красотой, исполненной простоты и благородства".

Мэгги бедна, она носит старенькое мериносовое платье, к которому ее кузина прикалывает крупную агатовую брошь, и простенький розовый капот, а на балы надевает наряды своих тетушек: простое, отделанное кружевом черное платье с открытыми руками и платье из мягко струящегося белого муслина.



Дамы эпохи 108 Катерина Измайлова, Николай Семенович Лесков Леди Макбет Мценского уезда

Катерина Измайлова:
Катерина Львовна не родилась красавицей, но была по наружности женщина очень приятная. Ей от роду шел всего двадцать четвертый год; росту она была невысокого, но стройная, шея точно из мрамора выточенная, плечи круглые, грудь крепкая, носик прямой, тоненький, глаза черные, живые, белый высокий лоб и черные, аж досиня черные волосы.


Дамы эпохи 109 Рэйчел Вериндер, Уилки Коллинз Лунный камень

Рэчель Вериндер 18 лет. Она была мала и гибка, но бесподобно сложена с головы до ног. Глядя, как она сидит, как стоит и, особенно, как ходит, всякий человек в здравом уме удостоверился бы, что грация ее фигуры... Заключается в ее сложении, а не в платье. Я никогда ни у кого не видел таких черных волос, как у нее. Глаза под стать волосам; нос, должен сознаться, довольно мал. Рот и подбородок... - лакомые кусочки для богов, а цвет ее лица... Был такой же теплый, как солнце, с тем великим преимуществом, что на него было всегда приятно смотреть... Она держала голову прямо, как стрела, надменно, повелительно, аристократично... Она имела чистый голос, звучный, как металл, улыбку, которая очень мило возникала в глазах, прежде чем ей появиться на губах...

Еще описание Рэчель:
... На груди ее сиял чудный подарок, затмевавший все остальные, - Лунный камень. Он был отдан ей без оправы, но... Мистер Фрэнклин успел с помощью своих ловких пальцев и серебряной проволоки пришпилить его, как брошку, к ее белому платью.
... Очень мило одетая в костюм из какой-то мягкой желтой материи, которая шла к ее смуглому лицу. Жакет плотно облегал ее стан. На голове у нее была щегольская соломенная шляпка с белой вуалью, на руках перчатки цвета буковицы, обтягивающие ее пальцы, как вторая кожа. Ее чудные черные волосы казались из - под шляпки гладкими, как атлас. Ее маленькие ушки напоминали розовые раковины: с каждой свисала жемчужина. Она быстро подошла к нам, прямая. Как лилия на стебле, и гибкая в каждом движении, как котенок. Я не мог подметить никакого изменения в ее хорошеньком личике. Только лишь глаза были более блестящи и свирепы, чем этого бы мне хотелось, а губы до того лишились своего цвета и улыбки, что я их просто не узнал.


Дамы эпохи 110 Клелия Конти, Стендаль Пармская обитель

"Клелия Конти была еще слишком хрупкой молодой девушкой, несколько похожей на прекрасные лица Гвидо; мы не станем скрывать, что, руководствуясь каноном греческой красоты, ее лицо можно было бы упрекнуть в некоторой резкости черт: так, например, губы, исполненные трогательной простоты, были немного толсты.
Очаровательной особенностью этого лица, отмеченного простодушной грацией и божественным отпечатком благороднейшей души, являлось то, что, несмотря на его редкую и необыкновенную красоту, оно нисколько не походило на головы греческих статуй".
"У Клелии были светлые пепельные волосы, мягко обрамлявшие ее нежные, хотя большей частью немного бледные щеки. Уже одна форма лба могла показать внимательному наблюдателю, что ее столь благородный вид и манеры, настолько более изысканные, чем пошлое изящество, объясняются глубоким равнодушием ко всему пошлому".


Дамы Эпоха 111 - Лора Тимминс


Дамы Эпохи 112 - Анжелика.

"С раннего утра девочка уносилась куда-то с распущенными волосами, одетая почти как простая крестьянка в рубашку, корсажик и выгоревшую юбку, и ступни ее маленьких ножек, изящных, словно у принцессы, огрубели, потому что она не долго думая зашвыривала свои башмаки в первый попавшийся куст, чтобы легче было бегать. Если ее окликали, она едва поворачивала свое круглое загорелое личико с сияющими зелеными глазами цвета дягиля, который тоже растет на болоте и называется по-латыни "анжелика".
Отец об Анжелике: "... твоя красота превзошла все мои ожидания. Правда, кожа у тебя, на мой взгляд, немного смуглая для твоих глаз и волос, но в этом тоже есть свое очарование. Впрочем, я заметил, что почти все мои дети смуглые. Боюсь, что это память о маврах, которые некогда побывали на нашей земле. Ведь в жилах большинства жителей Пуату течет и мавританская кровь".
Свадебное платье "... из зеленой тафты, как раз такого оттенка, как ее глаза. Необычайно тонкое кружево украшало корсаж на китовом усе, а шемизетка была сплошь расшита цветами из брильянтов и изумрудов. Такие же цветы были на узорчатом бархате верхнего платья черного цвета. Его полы были отвернуты и заколоты брильянтовыми аграфами... Граф де Пейрак долго выбирал среди материй, доставленных из Лиона, такую, что подошла бы к... глазам... цвета морской волны... какой она бывает, когда смотришь с берега, а солнечные лучи пронизывают ее до самого песчаного дна".
Второй свадебный наряд: "великолепное белое бархатное платье с аппликациями из белого атласа. Застежки и банты были украшены брильянтами".

Анжелика.
"Маргарита, зажав во рту булавки, надела на Анжелику первую юбку из тяжелой золотой парчи, потом вторую, тонкую как паутина, из золотого кружева, рисунок которого оттеняли драгоценные камни... Анжелика тем временем уже надела корсаж из золотой парчи и теперь стояла неподвижно, пока Маргарита прикрепляля шемизетку, - настоящее произведение искусства из шелка и филигранного золота. Золотые кружева сверкающей пеной окутывали ее обнаженные плечи, придавая нежной коже прозрачность фарфора. Щеки, горевшие мягким румянцем, чуть подкрашенные ресницы и брови, волнистые, отливавшие, как и платье, золотом волосы, безмятежная, ясная глубина зеленых глаз - вот что увидела Анжелика в зеркале, и она сама себе показалась каким-то необыкновенным божеством, созданным только из драгоценных материалов: золота, мрамора, изумрудов...
- Жоффрей, что мне надеть из украшений? Жемчуг, пожалуй, слишком скромен, бриллиант - резок.
- Изумруды, - ответил он. - Они подходят к вашим глазам. Одно лишь золото - крикливо, да и блеск его несколько холоден. Ваши глаза смягчают его, вдыхают в него жизнь. Наденьте серьги и изумрудное ожерелье. А вот из колец одно-два, может быть. И с бриллиантами".
"Анжелика в зеленом платье, а поверх него - в белом атласном, расшитом серебром..."
"Анжелика остановила свой выбор на домашнем платье кофейного цвета с довольно скромной золотой вышивкой, а вместо тонкой кружевной пелерины накинула на плечи черный атласный платок".
"А Анжелика действительно была красива. Особенно хороши были - она даже не подозревала об этом - гордая посадка головы и сдержанный, но в то же время смелый взгляд, который мог бы показаться дерзким, вызывающим, если бы в нем не сквозила наивность, присущая существам юным и искренним. Улыбка еще больше раскрывала ее доверчивую, полную любви к жизни и к людям душу".


Дамы эпохи 113 - Шурочка (Куприн, "Поединок").

Шурочка глазами Ромашова ("Поединок"): "Слушай же: я расскажу тебе, как ты красива. Слушай. У тебя бледное и смуглое лицо. Страстное лицо. И на нем красные, горящие губы - как они должны целовать! - и глаза, окруженные желтоватой тенью... Когда ты смотришь прямо, то белки твоих глаз чуть-чуть голубые, а в больших зрачках мутная, глубокая синева. Ты не брюнетка, то в тебе есть что-то цыганское. Но зато твои волосы так чисты и тонки и сходятся сзади в узел с таким аккуратным, наивным и деловитым выражением, что хочется тихонько потрогать их пальцами. Ты маленькая, ты легкая, я бы поднял тебя на руки, как ребенка. Но ты гибкая и сильная, у тебя грудь как у девушки, ты вся - порывистая, подвижная. На левом ухе, внизу, у тебя маленькая родинка, точно след от сережки, - это прелестно!.."

"На ней было белое гладкое платье с красными цветами за поясом, с правого бока; те же цветы ярко и тепло краснели в ее волосах".

"Шурочка... вся раскрасневшаяся, с глазами, которые от расширенных зрачков стали совсем черными, с влажными красными губами".


Дамы эпохи. Наташа Ихменева, Федор Михайлович Достоевский Униженные и оскорбленные

Дамы эпохи 114 - Наташа Ихменева

Наташе Ихменевой 18 лет.
Сердце мое защемило, когда я разглядел эти впалые щеки, губы, запекшиеся, как в лихорадке, и глаза, сверкающие из - под длинных, темных ресниц горячечным огнем и какой-то страстной решимостью. Но боже, как она была прекрасна! Никогда, ни прежде, ни после, не видал я ее такою, как в этот роковой день.
Лицо ее было бледно, с болезненным выражением. В улыбке ее было что-то страдальческое, нежное, терпеливое. Голубые ясные глаза ее стали как будто больше, чем прежде, волосы как будто гуще, - все это так казалось от худобы и болезни.


Дамы эпохи 115. Полина де Теюс.

У Полины де Теюс "... были зеленые глаза, которые, казалось, заполняли все лицо, когда она их широко открывала... волосы чернее ночи... узенькое личико".
Походный наряд: "Среди этих шикарных дам, со вчерашнего дня не пудрившихся и глядевших на носки своих ботинок, устало опустив голову, Анджело заметил короткую зеленую юбку, прикрывавшую сапоги, по которым ударял хлыст. Рука, державшая хлыст, явно не могла справиться с нетерпением. Подняв голову, он увидел желтую фетровую щляпу в стиле Людовика ХI и очень белую шею. Эта молодая женщина решительно прекратила переговоры и двинулась к привязанной у дерева лошади. Анджело увидел узкое треугольное личико в обрамлении тяжелых черных волос... Увидев однажды такую женщину, было невозможно забыть ее. Когда она стала подтягивать подпругу мужского седла с очень короткими стременами, Анджело увидел, как блеснули перламутром большие седельные пистолеты". Поскольку Полина ездит на лошади по-мужски, под юбкой у нее кожаные штаны.
"Он посмотрел на ее ноги: без сапог, в ажурных нитяных чулках, они были очень хороши".
"Она распустила свой пучок и заплела волосы в косы. С этой прической она выглядела совсем девочкой. Ее обрамленное черным личико, такое точеное, стало еще больше напоминать пику копья".


Дамы эпохи №116 - Александра Верейская


Дамы эпохи №117 - Полина Годен

У Полины Годен (№117) черные бархатные глаза, которые как будто улыбаются, прекрасные черные волосы, прозрачные розовые руки, идеальная форма головы.
В начале романа на одевалась "самым скромным образом, но при малейшем движении гибкая талия и вся ее прелестная фигура вырисовывались под грубой тканью. Как у героини сказки про Ослиную кожу, крошечные ее ножки были обуты в грубые башмаки".
В конце романа: Полина была в простом и изящном платье. Сквозь газ, целомудренно прикрывавший грудь, опытный взор мог различить лилейную белизну и представить себе формы, которые привели бы в восхищение даже женщин. И все та же девственная скромность, небесная чистота, все та же прелесть движений".
"... на ней было скромное перкалевое платьице, но по его покрою, по шляпе, перчаткам и шали... было видно, как она богата".
"... Полина, ставшая еще красивей за время разлуки и горя... белизна ее лица, светлого, как лепестки водяной лилии, и оттененного длинными черными локонам... Вся в белом, с опущенной головою, такая легкая, что она почти не примяла постели, Полина была точно ангел, сошедший с небес, точно призрак, готовый исчезнуть при первом мгновении".


Дамы эпохи 118. Джемма

Джемме (№118) на вид 19 лет. "Боже мой! Какая же это была красавица! Нос у ней был несколько велик, но красивого, орлиного ладу, верхнюю губу чуть-чуть оттенял пушок; зато цвет лица, ровный и матовый, ни дать ни взять слоновая кость или молочный янтарь, волнистый лоск волос, как у Аллориевой Юдифи в Палаццо-Питти, и особенно глаза, темно-серые, с черной каемкой вокруг зениц, великолепные, торжествующие глаза, - даже теперь, когда испуг и горе омрачали их блеск..."
"... черные ее кудри прыгали мягкими кольцами по шее и по плечам".
"На Джемме была широкая желтая блуза, перехваченная черным кожаным поясом; она тоже казалась утомленной и слегка побледнела; темноватые круги оттеняли ее глаза, но блеск их не умалился от того, а бледность придавала что-то таинственное и милое классически строгим чертам ее лица. Санина в тот день особенно поразила изящная красота ее рук; когда она поправляла и поддерживала ими свои темные, лоснистые кудри - взор его не мог оторваться от ее пальцев, гибких и длинных и отделенных дружка от дружки, как у Рафаэлевой Форнарины".
"... молодое, чутко-настороженное и тоже доброе, умное, чистое и несказанно прекрасное существо с такими черными глубокими, залитыми тенью и все-таки светившимися глазами..."
"... образ молодой девушки, то смеющейся, то задумчивой, то спокойной и даже равнодушной, - но постоянно привлекательной! Ее глаза, то широко раскрытые и светлые и радостные, как день, то полузастланные ресницами и глубокие и темные, как ночь..."
"Джемма надела большую соломенную шляпу с коричневыми лентами; шляпа эта спереди пригибалась книзу, заслоняя почти все лицо от солнца. Черта тени останавливалась над самыми губами: они рдели девственно и нежно, - как лепестки столиственной розы, и зубы блистали украдкой - тоже невинно, как у детей".
"... такое чудное, испуганное, возбужденное лицо, такие огромные, страшные, великолепные глаза - такую красавицу увидал он, что сердце в нем замерло..."
"... лицо ее было покрыто вуалью... Он узнал ее глаза под плотным шелком коричневой вуали".
"Он мог теперь видеть ее тонкий чистый профиль..."
"Голова Джеммы опять наклонилась. Она вся исчезла под шляпой; виднелась только шея, гибкая и нежная, как стебель крупного цветка".
"На ней была серенькая мантилья и небольшая темная шляпа... Зонтик выскользнул из ее рук..."


Дамы эпохи 119. Пантея Вайн

У Пантеи Вайн (№119) нежная кожа и локоны цвета мягкого золота, серьезные серые глаза и мягкие губы. Она миниатюрная и хрупкая.
Из нарядов в романе упоминаются подбитый мехом плащ, белое атласное платье с нижней юбкой из синей тафты, темно-синяя бархатная амазонка, черная бархатная шляпка с длинным изогнутым страусовым пером и отделанный серебром стек, платье из серебряной парчи, расшитое крошечными жемчужинами и нитка жемчуга на шее. Самый удачный из ее нарядов - платье "из белого атласа, мягкого, как шелк, такого тонкого и послушного, что он идеально облегал фигуру, подчеркивая безупречные линии груди и талии и мягкими складками спускался до пола, ложась поверх нижних кружевных юбок, таких легких и нежных, что они казались творением фей, а не человеческих рук. Кружевом были отделаны рукава и глубокий вырез лифа и обшит тончайший носовой платочек... У Теи не было роскошных украшений, которые можно было бы надеть к этому платью. Вместо этого она приколола к волосам две белые розы, а еще одну закрепила в кружевах на груди".
В основном в романе Тея одета в белые платья.


Дамы эпохи 120. Дейзи Бьюкенен из "Великого Гэтсби" Фицджеральда.

У Дэзи темные шелковистые волосы. "Лицо Дэзи, миловидное и грустное, оживляли только яркие глаза и яркий чувственный рот". Она богата и хорошо одевается. Свадебное платье Дэзи было заткано цветами. Жених накануне свадьбы преподнес ей жемчужное колье стоимостью в триста пятьдесят тысяч долларов. Также в романе упоминаются сдвинутая набок треугольная шляпа цвета лаванды, платье с двумя рядами сверкающих на солнце металлических пуговиц, маленькая парчовая шапочка и легкая накидка.


Дамы эпохи 121. Макеэла Куин, "Доктор Куин: женщина-врач".

В начале романа Микаэла - молодая худенькая женщина в изящном дорожном костюме розового цвета, сапожках из тонкой кожи и шляпке.

Микаэле за тридцать. У нее светлые, зачесанные вверх волосы и темные глаза. Также упоминаются элегантный голубой костюм и украшенная цветами шляпка.

Потом Микаэла начинает одеваться проще и кутается в шерстяной платок.


122 Лиза Протасова


123 Салли Локхарт

Салли Локхарт "... была удивительно хороша: лет шестнадцати на вид, худощавая и бледная, в траурном платье и в чёрной шляпке, под которую она тотчас убрала растрёпанный ветром завиток светлых волос. Ее глаза казались необыкновенно тёмными для блондинки".


124 Гвендолен


125 Филадельфия Гордон

Филадельфия Гордон в 15 лет: "Излишне, пожалуй, худенькая, она обещала быть привлекательной: длинная шея, покатые плечи, едва намечающаяся упругая грудь, матовая кожа. Глаза у нее были большие, темно-синие, а губы алели естественным здоровым цветом... густые темные волосы... Ей очень хотелось поднять волосы кверху и удлинить юбки, но тетя Эстер не хотела и слышать об этом".

"Она слегка повернулась, качнулась из стороны в сторону, и легкая белая вуаль окутала ее нежным облаком. Это волшебное создание - она сама, Филадельфия Гордон: темные волосы, огромные синие глаза, тонкая талия, покатые плечи, просвечивающие сквозь гипюр накидки; юбка, схваченная в талии широким голубым поясом, ложится складками, букетик незабудок приколот на груди.
- Ты хорошо смотришься, милая Дельфия, этот наряд тебе к лицу, - сказала миссис Макфи, расправляя складки на юбке. - Руки у тебя немного тонки, а кисти слишком загорелы, но длинные перчатки помогут это скрыть. - Она помолчала и с сожалением посмотрела на густую копну волос, спускающихся до талии. - Может, завить их в локоны?
- А разве нельзя их заколоть? - Дели собрала волосы и свернула их в тяжелый узел на затылке. Правильный овал ее лица сразу стал более четким, а ее нежные черты - более завершенными".
"На ней были белые чулки и атласные туфельки. Ее шелковистые локоны были стянуты на затылке лентой так, что глядя на девочку спереди, вряд ли можно было сказать, что волосы распущены. Большие глаза потемнели от волнения... ее юбка едва закрывала колени".


126 Ольга Дымова

Ольге ("Попрыгунья") было двадцать два года. У нее были прекрасные льняные волосы.

Из нарядов в рассказе упоминаются широкополая шляпа, дорожные костюмы из холстинки, розовое платье, жакет с высокими рукавами, с желтыми воланами на груди и юбка с необыкновенным направлением полос.


127 Эмили Тревельян



Дамы эпохи №128. Рэйчел, Дафна дю Морье, Моя кузина Рэйчел.

Рейчел ("Моя кузина Рейчел") 35 лет. Ее отец - англичанин, а мать - итальянка. У Рейчел темные глаза. Она недавно овдовела, поэтому носит только черные платья.
"От изумления я едва не оцепенел - настолько она была миниатюрна. Она едва доставала мне до плеча... Она была в черном платье - отчего казалась особенно бледной, - по вороту и запястьям отделанном кружевами. Ее каштановые волосы были расчесаны на прямой пробор и собраны узлом на затылке; черты лица были правильны и изящны. Большими у нее были только глаза; увидев меня, словно пораженные неожиданным сходством, они расширились, как глаза испуганной лани".
"Она переоделась в другое траурное платье, с чуть большим вырезом, и вместо шляпы волосы ее покрывала черная кружевная шаль".
"На ней была темная накидка, лицо скрывала вуаль, спадавшая со шляпки".
"Ее изящную фигуру красиво облегал белый длинный халат, на шее и на запястьях стянутый лентами; волосы, обычно расчесанные на прямой пробор, были высоко подняты и сколоты".
"Как я и ожидал, она была в черном, но платья этого я прежде не видел: с облегающим лифом и талией, широкой юбкой, сшитое из ткани, которая искрилась, словно на нее падали незримые лучи. Ее плечи были обнажены. Волосы зачесаны выше обычного, уложены высоким валиком и забраны назад, открывая уши. Шею охватывало жемчужное колье - единственная драгоценность, которую она надела. Оно мерцало на коже матовым блеском. Я никогда не видел ее такой ослепительной и такой счастливой".
"На ней было то же самое платье, что в сочельник, но плечи покрывала шаль".

Описания летних платьев:
"Она спустилась вниз в темном платье из легкой материи, в соломенной шляпке и с зонтиком от солнца в руках".
"Она была без шляпы и держала в руке раскрытый зонтик... На ней было надето темное платье из тонкого муслина с кружевным воротником по самому горлу".


Дамы эпохи №129. Батшеба Эвердин, Томас Харди, Вдали от безумной толпы.

Батшебу Эвердин автор называет "хорошенькой девушкой".
"... в ярком солнечном свете ее бордовый жакет казался огненно-красным, и мягкие блики скользили по ее оживленному лицу и темным волосам".
"... рост ее не превышал того, какой считается самым хорошим у женщин. Черты лица у нее были правильные, строгие. Ценители красоты, изъездившие вдоль и поперек нашу страну, справедливо замечали, что у англичанок классическая красота лица редко соединяется с такой же совершенной фигурой; строгие точеные черты чаще бывают крупными и в большинстве случаев не соответствуют росту и сложению, а изящная пропорциональная фигурка обычно сочетается с неправильными чертами лица. Не возводя нашу молочницу в нимфы, скажем просто, что здесь все критические замечания отпадали сами собой и любому критику доставило бы несомненное удовольствие созерцать такое совершенство пропорций. Округлые очертания стана позволяли предположить красивые плечи и грудь.."
Волосы у нее "... были черные, густые, но сейчас солнце... брызнуло на них своими лучами и позолотило волнистые прядки".
"Что-то неуловимое в очертаниях ее полураскрытых алых губ, обнажавших ровный ряд верхних зубов, и в приподнятых уголках рта, когда она, вызывающе закинув голову, спорила с каким-нибудь рослым фермером, говорило о том, что в этом маленьком существе таятся богатые возможности, которые могут ввергнуть ее рискованные любовные авантюры, и что у нее хватит смелости пуститься в них очертя голову. Но в глазах ее была какая-то мягкость, неизменная мягкость, и не будь они такие темные, может быть, взгляд ее казался бы слегка затуманенным; на самом же деле он был остро-пронизывающим, а это мягкое выражение делало его бесхитростно-чистым".


Дамы эпохи №130. Елена Стахова, И.С. Тургенев, Накануне.

Елене ("Накануне") "недавно минул двадцатый год. Росту она была высокого, лицо имела бледное и смуглое, большие серые глаза под круглыми бровями, окруженные крошечными веснушками, лоб и нос совершенно прямые, сжатый рот и довольно острый подбородок. Ее темно-русая коса спускалась низко на тонкую шею. Во всем ее существе, в выражении лица, внимательном и немного пугливом, в ясном, но изменчивом взоре, в улыбке, как будто напряженной, в голосе, тихом и неровном, было что-то нервическое, электрическое, что-то порывистое и торопливое, словом что-то такое, что не могло всем нравиться, что даже отталкивало иных. Руки у ней были узкие, розовые, с длинными пальцами, ноги тоже узкие; она ходила быстро, почти стремительно, немного наклоняясь вперед".

У Елены бледное и выразительное лицо. Скульптор Шубин говорит про него: "От этого лица можно в отчаяние прийти. Посмотришь, линии чистые, строгие, прямые; кажется, не трудно схватить сходство. Не тут-то было... Не дается, как клад в руки. Заметил ты, как она слушает? Ни одна черта не тронется, только выражение взгляда беспрестанно меняется, а от него меняется вся фигура... Удивительное существо... странное существо".


  • А "Завтра будет завтра" - рассказ о девушке, которая привыкла к свободе, и любит лишь одного: Петрова. Петров, напротив, любит не её, а Софью Шаркову, девушку из бедной семьи. Но несмотря ни на что, она помирилась с ним.

    Гость (Алексюпа)
  • В. Федосова (то есть я)

    Гость (Алексюпа)
  • Алексюпа, ну вы задали задачку! Я всю литературу перерыла, думала, у меня что-то с головой не так, произведений найти не могу. Описания выглядят интересно.
    Но хотелось бы узнать, что же планирует ДеАгостини на 131-135 номера...

    admin
  • Такие произведения сочинила я сама.

    Гость (Алексюпа)
  • А вы тоже думаете, что завтра будет завтра?

    Гость (Алексюпа)
  • Впишите внешность Лары опять и ещё Марии Гудовой

    Гость (Алексюпа)
  • Алексюпа, вы можете отдельные статьи под героинь и описания произведений создать, главное - Дамами Эпохи их не надо называть, чтобы людей не путать.
    Ждём официальных сообщений, кто будет в 131 номере и дальше.

    admin
  • Роман "Леди Хай", сюжет кратко:
    Лара (Леди Хай) - бедная девушка, тщетно делающая попытки найти свою любовь. Боков, любящий её, отказал ей любить её долго. Поэтому он поначалу бросил её, а затем убил.

    Гость (Алексюпа)
  • "Завтра будет завтра"
    Мария Гудова любит человека, любящего и её. Мария узнала, что он её отверг и женился на Софье, девушке - нищенке. Но делает смертельный промах: убивает Софью, по неосторожности столкнув бравшую из колодца воду Софью на дно колодца, но женится на честной и доброй Марии.

    Гость (Алексюпа)
  • Наша Лара Лунина
    На кукле надет белый сарафан, расшитый цветочным принтом. Так выглядела Лара в эпизоде, когда её посылали к Бокову. Бретели сарафана тугие и из плотной синтетики. Кукла очень напоминает Мэри Поппинс, летящую в воздухе: зонт Лары раскрыт над головой и Лара, стоящая на мысках, кажется летящей.

    Гость (Алексюпа)
  • На голове куклы шляпка леггорн, вышитая цветами и звёздами.

    Гость (Алексюпа)
  • Алексюпа, вам, по всей видимости, максимум 12 лет, так что считаю себя вправе дать совет читать побольше, а потом только писать, ибо фразы типа "пальто покрывало кожу мягко" больше похожи на суперкорявый перевод с иностранного, чем на текст носителя языка. Соединив вашу энергию и более высокую культуру русского слова, вы, возможно, найдете поклонников своего творчества.
    Но никак не в теме с описаниями героинь из Официальных выпусков коллекции.

    Гость (Larna)
  • Larna, присоединяюсь! ☺

    margarette
  • 132 номер - Сара Кру, Ф. Бернет
    133 номер - Дуня, "Попугайка"
    134 номер - Аннушка, "Попугайка"

    Гость (Алексюпа)
  • 135 номер - Мэри, "Солнце"

    Гость (Алексюпа)
  • Сара Кру, внешность. Бернет упоминает только "недетскую задумчивость" в глазах и "серое шерстяное платье".

    Гость (Алексюпа)
  • Также в книге "Маленькая принцесса" упоминаются чёрные волосы и зеленые глаза Сары.

    Гость (Алексюпа)
  • Дуня Журавлева: "Красавица лет 19, с розовым букетиком в руке, рыжими кудрями, карими глазами, на плечах с белою шалью".
    Поэт Пайков говорит о Дуне так:
    "Двух карих глаз глубокий взгляд,
    А локоны огнём горят".

    Гость (Алексюпа)
  • Дуня глазами Пайкова:
    "Зелено - карих глаз тот взгляд
    Я никогда не позабуду,
    А локоны огнём горят,
    А пряди цвета медной руды
    На плечи падают, их цвет
    Мне листопад напоминает,
    И губок розовее нет..."

    Гость (Алексюпа)
  • Также в повести "Малнькая принцесса" упоминается розовое шелковое платье Сары.

    Гость (Алексюпа)
  • Нашла ещё описание Молли: "И разве не было среди рюшей маленького синего бантика, первого украшения, которое Молли всегда надеялась носить?"

    Гость (Алексюпа)
  • Лизанька Калиткина "Лизанька": "Лиза была настоящим ходячим комодом - с пухлой фигурой, веснушками и шапкой рыжих волос, вьющихся ровно и аккуратно". "... одела зеленое батистовое платье, белую креповую шляпу с широкими полями и чёрные башмачки". "Все были поражены юной танцовщицей; она была просто невероятна в белом пышном платье, из-под которого виднелись маленькие ножки". "Голубоватые дымчатые глаза Лизы были лучше Сониных бирюзовых; они сияли, как две настоящие лампы под голубыми абажурами".

    Гость (Алексюпа)